Русский ОШО портал
Rambler's Top100

Библиотека  > Рассказы > Евангелие Шри Рамана Махариши.

 

                ЕВАНГЕЛИЕ ШРИ РАМАНА МАХАРИШИ.
         (The Teachings of Sri Ramana Maharshi)




        ВСТУПЛЕНИЕ (PREFACE):

        По желанию большого числа преданных и поклонников Бхагавана Шри Раманы ответы на некоторые вопросы, поставленные перед ним в разные периоды времени, изданы в форме книги под заглавием „ЕВАНГЕЛИЕ МАХАРШИ” (MAHARSHI'S GOSPEL) для пользы широкого круга заинтересованных читателей всего мира.
        Эти вопросы постоянно возникают у многих из нас, и для их решения мы ведем внутреннюю борьбу. Ответы, данные Махарши, являются квинтэссенцией мудрости. Они имеют неоценимое значение для серьезного искателя Истины, ибо основаны на его непосредственном знании и переживании.
        Глубочайшая, но трудная для понимания истина адвайты, состоящая в том, что единственная реальность есть абсолютная самость, или Брахман, нигде столь ясно не истолкована, как на этих страницах, поскольку слова Бхагавана Шри Раманы отражают его высочайший опыт, а поиск Истины стремящимися реален лишь с точки зрения обыденного мирского понимания.
        Истина одинакова как для одного, так и для всех, и Шри Бхагаван направляет серьезного искателя на исследование и критическое изучение своего собственного сокровенного опыта, поиски для себя сердцевины, ядра своего бытия, — сердца, вечно тождественного единой, окончательной Реальности, относительно которой все виденное или познанное имеет лишь феноменальное проявление.
        Каждое слово, слетающее с губ мудреца, это сущность Мудрости Упанишад, которой Он Сам есть Высочайшее Воплощение. Преданный читатель найдет на этих страницах практический совет и приобретет убеждение, что его неотъемлемая природа Божественна. Это то убеждение, которое может поддержать его в духовном усилии.

                ЕВАНГЕЛИЕ МАХАРИШИ ВОИСТИНУ ЕСТЬ ЕВАНГЕЛИЕ ИСТИНЫ..



                КНИГА ПЕРВАЯ.

        1.Работа и отречение. (Work and Renunciation).


        УЧЕНИК: В чем высочайшая цель духовного опыта для человека?
        МАХАРШИ: Само-осуществление.

        У. Может ли женатый человек осознать Самость?
        М. Конечно. Женатый или холостой — человек может осознать Самость, ибо то существует здесь и сейчас. Если бы оно таковым не было, а достигалось определенным усилием за некоторое время, или если бы оно было чем-то новым, что должно быть приобретено, то к нему не стоило бы и стремиться, ибо не естественное не может быть и неизменным. Но я утверждаю, что ваша Истинная Природа, самость, неизменно пребывает здесь и сейчас и сама по себе.

        У. Соляную куклу, растворяющуюся в море, уже не защитит водонепроницаемая одежда. Этот мир, в котором мы должны тяжко трудиться изо дня в день, подобен океану.
        М. Да, и вовне направленный ум является здесь одеждой, непроницаемой для воды.

        У. Но как тогда можно работать и, будучи свободным от желаний, поддерживать внутреннюю сосредоточенность, уединение? Ведь жизненные обязанности оставляют мало времени для медитации или даже для молитвы.
        М. Да. Работа, совершаемая с привязанностью, является оковами, тогда как работа, выполняемая без привязанности, не затрагивает делающего, даже в процессе работы он пребывает в уединении. Выполнение вашего долга есть воистину поклонение Богу (намаскар), а единственно правильной позой (асаной) является пребывание в Нем.

        У. Значит, мне не следует отказываться от семейной жизни?
        M. Если такова ваша судьба, то вопрос не должен и возникнуть.

        У. Почему же тогда Вы еще в юности оставили свой дом?
        М. Ничего не случается без Божественного провидения. Поведение человека в этой жизни определено его судьбой - прарабдхой.

        У. Будет ли правильным посвятить все мое время поиску Самости, своего Я? Если же это для меня невозможно, то должен ли я, сосредоточиваясь в установленное заранее время, просто сохранять спокойствие?
        М. Очень хорошо, если вы можете всегда сохранять спокойствие, не погружаясь умом в иные дела. Если же это не удается сделать, то в чем польза от периодического спокойствия, когда вы стремитесь к Осуществлению? Пока у человека есть обязанности, требующие активности, пусть он ни на минуту не прекращает попыток осознать Самость.

        У. Влияют ли действия человека в этой жизни на его последующие рождения?
        М. Разве вы рождены? Почему вы думаете о других рождениях? Факт состоит в том, что нет ни рождения, ни смерти. Пусть тот, кто рожден, думает о смерти и ее смягчении!

        У. Вы можете показать мне умерших близких?
        М. Разве вы знали своих родственников перед их рождением, что вам так хочется узнать о них после смерти?

        У. Есть ли шансы у семьянина, грихастхи, достичь Освобождения? Обязательно ли ему для этого становиться нищим?
        М. Зачем вы думаете, что вы грихастха? Подобные мысли, что вы — саньясин, отрекшийся, будут преследовать вас, даже если вы покинете мир как саньясин. Останетесь ли вы в миру или же отречетесь от него и уйдете в лес, ум будет преследовать вас. Источником мысли является эго. Оно творит тело и мир и заставляет вас думать, что вы - грихастха. Если же вы отречетесь от мира, то это только заменит мысль о грихастхе на мысль о саньясин, а окружение дома на лес, но ментальные препятствия всегда с вами. Они даже сильно возрастут в новой обстановке. Изменение среды вам не поможет. Ум - это единственное препятствие, и он должен быть превзойден - дома ли, в лесу ли. Если вы можете сделать это в лесу, то почему не дома? Следовательно, зачем менять окружение? Ваши усилия могут предприниматься даже сейчас, при любом окружении.

        У. Возможно ли наслаждаться погруженностью в Самость, самадхи, будучи занятым мирской работой?
        М. Помехой этому является чувство „Я работаю”. Спросите себя: “Кто работает?”, вспомните, кто вы есть на самом деле, и тогда работа не будет связывать вас, она будет выполняться автоматически. Не предпринимайте усилия ни к работе, ни к отречению - ваше усилие само есть узы. Чему суждено случиться - случится обязательно. Если вам не суждено работать, то, даже стремясь к работе, вы не найдете ее. Если вам суждено работать, то работы не избежать — вы будете вынуждены заниматься ею. Итак, оставьте работу Высшей Силе — по собственной воле отречься или остаться в миру вы не можете.

        У. Бхагаван говорил, что если заниматься поиском Бога „внутри”, то „внешняя” работа будет продолжаться автоматически. В описании жизни Шри Чайтаньи сказано, что, наставляя учеников, он на самом деле искал Кришну (Себя) внутри, полностью забыв тело и продолжая говорить только о Кришне. Я сомневаюсь, что работа может быть без ущерба предоставлена самой себе. Не следует ли уделять частицу внимания и работе тела?
        М. Самость (ваша Истинная Природа) охватывает все. Разве вы в стороне от Самости? Или работа может продолжаться без Самости? Самость является всеобщей, а потому все действия будут происходить в любом случае - стараетесь ли вы изо всех сил заниматься ими или нет. Работа будет идти сама. Так и Кришна сказал Арджуне, что ему не нужно винить себя в убийстве Кауравов - они уже убиты Богом2. Это не ваша задача решаться на работу и беспокоиться о ней - нужно только выполнять волю Высшей Силы.

        У. Но ведь работа может пострадать, если я не слежу за ней.
        М. Слежение за Самостью и означает слежение за работой. Вы думаете, что работа сделана вами, потому что отождествляете себя с телом. Но тело и его активность, включающая эту работу, не отделены от Самости. Ведь вы не следите за своими шагами, когда куда-то направляетесь, но через некоторое время вы у цели. Ходьба продолжается без вашего слежения за ней. Точно так же дело обстоит и с другими видами работы.

        У. Тогда это напоминает поведение лунатика.
        М. Напоминает сомнамбулизм? Совершенно верно. Если мать ночью кормит крепко спящего ребенка, он ест так же хорошо, как и при полном бодрствовании, но наутро убежден, что ночью не ел, так как не осознавал производимого им действия. Тем не менее, действие происходило. Или, например, путешественник, едущий в телеге, засыпает. Волы движутся, останавливаются, их распрягают по дороге. Путешественник не знает всего этого, но после пробуждения оказывается в другом месте. Поездка закончилась, хотя он находился в блаженном неведении относительно всех событий в пути. Подобное происходит и с Самостью человека. Вечно бодрствующая Самость сравнима с путешественником, спящим в телеге. Бодрственное состояние это есть движение волов, а самадхи - их неподвижность (потому что самадхи означает бодрствующий сон - джаграт-сушупти, то есть человек осознает действие, но не заинтересован в нем - волы запряжены, но не движутся). Глубокий сон - распрягание волов, ибо это отвечает полному прекращению активности, соответствующему освобождению волов от упряжи.
        Возьмем еще пример с кинотеатром. При показе кинофильма картины действия проецируются на экран, но движущиеся изображения не задевают и не изменяют экрана. Зритель смотрит на них, а не на экран. Изображения не могут существовать отдельно от экрана, однако сам экран игнорируется. Точно так же Самость является экраном, на котором наблюдаются картины, действия и т. п. Человек осознает последние, но не осознает неотъемлемого первого. Тем не менее мир изображений не находится в стороне от Самости, и, осведомлен ли человек об экране или нет, действия будут продолжаться.

        У. Но ведь в кинотеатре есть киномеханик?
        М. Да, но кинопоказ выполняется бесчувственными материалами. Источник света, кинокадры, экран и т. п. - всё это не чувствующее, и потому нужен киномеханик, чувствующий деятель. С другой стороны, Самость есть абсолютное Сознание и, следовательно, замкнута, не требует дополнений. Не может быть оператора, отдельного от Самости.

        У. Я не путаю тело с оператором машины, а скорее имею в виду слова Кришны в 61-м стихе XVIII главы Гиты: “Господь в Сердце каждого существа пребывает, о Арджуна, как на (гончарном) колесе вращая все существа силой Своей майи” 3.
        М. Функции тела, включающие необходимость оператора, рождены в уме, а поскольку тело есть джада, или не чувствующее, то чувствующий управляющий необходим. Кришна говорил, что Бог пребывает в Сердце как Владыка индивидуальных душ - джив, потому что люди думают, что они являются дживами. На самом деле не существует ни джив, ни Владыки, внешнего по отношению к ним, ибо Самость все заключает в СЕБЕ. И экран в кинотеатре, и изображения на нем, зритель, актеры, киномеханик, освещение, само здание кинотеатра и все прочее есть ОНА. То, что вы смешиваете свою Сущность, Самость с телом, представляя себя актером, напоминает ситуацию, когда зритель в кинотеатре, вживаясь в фильм, представляет себя актером. Представьте себе актера, у которого вы осведомляетесь, может ли он играть без подмостков! То же самое и в случае с человеком, думающим, что его действия отделены от Самости.

        У. С другой стороны, это похоже на приглашение зрителю действовать в кинокартине. Итак, мы должны познать глубокий сон-бодрствование!
        М. Действия и состояния всегда соответствуют какой-то определенной точке зрения. Например, ворона, слон и змея — все они используют один орган для двух альтернативных целей. Одним глазом ворона осматривает обе стороны; для слона хобот служит одновременно рукой и носом, а змея одинаково хорошо видит и слышит глазами. Скажете ли вы, что ворона имеет глаз или глаза, а хобот слона является рукой или носом, или назовете глаза змеи ее ушами — это означает одно и то же. Подобно этому для человека, достигшего Само-осознания — джняни, глубокий сон-бодрствование или бодрствование-глубокий сон или сновидения-глубокий сон, сновидения-бодрствование — все есть одно и то же состояние.

        У. Но мы должны иметь дело с физическим телом в физическом, бодрствующем мире! Если мы глубоко заснем во время работы или попытаемся работать во время сна, то работа пойдет неправильно.
        М. Глубокий сон не является неведением, он есть чистое состояние человека, а бодрствование не является знанием, оно — неведение. Есть полное сознание в глубоком сне и полное неведение в бодрствовании. Ваша настоящая природа перекрывает оба эти состояния и простирается вне их. Самость превосходит как знание, так и неведение. Состояния глубокого сна, сновидений и бодрствования являются лишь формами, проходящими перед Самостью и развивающимися независимо от того, осознаете вы их или нет. Состояние джняни таково, что в нем проходят состояния самадхи, бодрствования, сновидений и глубокого сна, подобно тому как волы движутся, останавливаются или распрягаются в то время, когда пассажир спит. Эти ответы соответствуют лишь точке зрения невежественного — аджняни, так как в противном случае такие вопросы не возникнут.

        У. Конечно, они не могут возникнуть у Самости. Кто бы тогда спрашивал? Но, к несчастью, я еще не осознал Самость!
        М. Это как раз и является препятствием на вашем пути. Вы должны отделаться от идеи, что вы аджняни и еще не осознали Самость. Вы есть Самость. Было ли время, когда вы не осознавали эту Самость?

        У. Итак, мы должны экспериментировать в глубоком сне-бодрствовании... или в фантазии?
        М. (Смеется).

        У. Я придерживаюсь того мнения, что физическое тело человека, погруженного в самадхи в результате непрерываемого „созерцания” Самости, может стать по этой причине неподвижным. Оно может быть активным или нет, но ум, установившийся в таком „созерцании”, не будет затронут движениями тела или чувств, не будет и беспокойства ума, являющегося предтечей физической деятельности. В то же время другой человек, возражая, доказывает, что физическая деятельность, несомненно, препятствует самадхи или непрерывному „созерцанию”. Каково мнение Бхагавана? Вы есть живое доказательство моего утверждения.
        М. Вы оба правы: вы говорите о сахаджа нирвикальпа самадхи, а другой — о кевала нирвикальпа самадхи. В последнем случае ум жив, но погружен в Свет Самости (поскольку в глубоком сне ум находится в темноте неведения), и субъект проводит различие между самадхи и деятельностью после выхода из самадхи. Более того, активность тела, органов познания, жизненных сил, ума и внимание к объектам являются препятствием для устремленного к постижению кевала нирвикальпа самадхи.
        В сахаджа самадхи, однако, ум растворен в Самости и утрачен. Следовательно, различий и препятствий, отмеченных выше, здесь не существует. Активность такого Существа подобна кормлению спящего ребенка, воспринимаемому наблюдателем, но не самим субъектом. Путешественник, глубоко спящий в движущейся повозке, не осознает ее движения, поскольку его ум погружен в темноту. В то же время сахаджа-джняни не осознает своих телесных активностей, ибо его ум мертв, будучи растворен в экстазе Чидананды (Блаженства Самости).

        Для большей ясности различия между глубоким сном, кевала нирвикальпа самадхи и сахаджа нирвикальпа самадхи можно представить в форме таблицы, как это и сделано, Шри Бхагаваном:
        Глубокий сон
        Кевала нирвикальпа самадхи
        Сахаджа нирвикальпа самадхи
                (1) Ум жив
                (2) погружен в темноту забвения

                (1) Ум жив
                (2) погружен в Свет
                (3) подобен ведру, привязанному к веревке и опущенному в воду колодца
                (4) как ведро вытаскивается за другой конец веревки, так и ум покидает Свет

                (1) Ум мертв
                (2) растворен в Самости
                (3) подобен реке, впадающей в океан и утрачивающей свою индивидуальность
                (4) река не может вернуться из океана

        У Мудреца, осознавшего Самость, ум полностью разрушен и мертв, но для внешнего наблюдателя Мудрец может казаться обладающим умом, словно мирянин. Следовательно, личность „я” Мудреца имеет только кажущуюся „объективную” „реальность”, а на самом деле это „я” не имеет ни субъективного существования, ни объективной реальности.


                2. Молчание и уединение. (Silence and Solitude).

        У. Является ли обет молчания полезным?
        М. Внутренняя Тишина есть само-отдача. И это то же самое, что и жизнь без чувства эго.

        У. Необходимо ли уединение для саньясина?
        М. Уединение пребывает в уме человеческом. Один может быть в гуще мира, сохраняя, тем не менее, совершенную безмятежность ума, и такой человек всегда находится в уединении. Другой может жить в лесу, но оказаться все еще не в состоянии управлять умом. О таком человеке нельзя сказать, что он уединен. Уединение определяется ориентацией ума: человек, привязанный к мирским вещам, не может достичь уединения, где бы он ни был, а непривязанный всегда пребывает в уединении.

        У. Что такое мауна?
        М. Состояние, которое превосходит речь и мысли, будучи медитацией без умственного усилия, и есть мауна. Подчинение ума — это медитация, а глубокая медитация есть вечная речь. Тишина — это постоянная Речь, это неиссякаемый поток „сообщения”, который прерывается словесной речью, ибо слова блокируют этот безмолвный „язык”. Лекции могут часами занимать людей, не способствуя их совершенствованию. С другой стороны, Тишина постоянна и помогает человечеству в целом... Под Тишиной подразумевается Красноречие. Словесные наставления не так красноречивы, как Тишина. Тишина — это непрекращающееся Красноречие... Она — лучший из языков. Существует состояние, когда слова исчезают и торжествует Тишина.

        У. Но как же тогда мы можем обмениваться мыслями друг с другом?
        М. Это необходимо лишь при существовании чувства двойственности...

        У. Почему Бхагаван не выходит к народу и не проповедует ему Истину?
        М. Откуда вы знаете, что я этого не делаю? Разве проповедь заключается в том, чтобы взобраться на трибуну и взывать к толпе вокруг? Проповедь есть просто сообщение Знания, а по-настоящему оно может быть передано только в Тишине. Что вы думаете о человеке, который слушает поучение в течение часа и уходит не затронутый им настолько, чтобы изменить свою жизнь? Сравните его с другим, сидящим в святом Присутствии и уходящим через некоторое время с полностью изменившимся взглядом на жизнь. Что лучше: громко проповедовать без всякого толку или безмолвно сидеть, посылая Внутреннюю Силу?
        С другой стороны, как возникает речь? Существует абстрактное Знание, из которого поднимается эго, являющееся, в свою очередь, мыслью, а мысль вызывает изреченное слово. Поэтому слово — это всего лишь правнук начального Источника. Но если слово может производить воздействие, столь ценимое вами, то насколько более мощной должна быть Проповедь посредством Тишины. Однако люди не понимают этой простой, неприкрашенной истины, Истины их каждодневного, всегда присутствующего, вечного переживания. Эта Истина есть то же, что Самость. Существует кто-нибудь, не знающий Истинного Я? Но людям не нравится даже слышать об этой Истине, в то время как они стремятся узнать о том, что лежит вдали, — о небесах, аде и перевоплощении.
        Поскольку они любят тайну, но не Истину, то религии стараются обслужить их так, чтобы в конечном счете привести обратно к Самости. Какие бы средства ни применялись, вы должны в конце концов вернуться к Себе, к Самости. Так почему бы не пребывать в Самости здесь и теперь? Чтобы наблюдать или размышлять о других мирах, Самость необходима, и поэтому люди не отличаются от Самости. Даже невежественный человек, когда он наблюдает предметы, видит только Самость.

        У. Как я могу контролировать ум?
        М. Если Самость осознана, то контролировать нечего, так как Самость сияет только после исчезновения ума. В человеке, осознавшем Самость, ум может быть или не быть активным, но для него существует только Самость, ибо ум, тело и мир неотделимы от Самости, а значит, принадлежат ЕЙ. Отличаются ли они от Самости? Так почему нужно беспокоиться об этих тенях, когда Самость известна? Как они могут повлиять на Самость?

        У. Если ум - это просто тень, то как мне познать Самость?
        М. Самость сияет Своим Собственным Светом; ОНА - Сердце. Освещение поднимается из Сердца и достигает головы, которая является местопребыванием ума. Мир видим умом, и поэтому вы видите мир отраженным светом Самости. Мир воспринимается действием ума, и когда ум освещен, он познает мир, а когда нет, то он не знает мира.
        Если ум повернут внутрь, в направлении Источника освещения, то предметное знание исчезает, и Самость одиноко сияет как Сердце.
        Луна светит отраженным светом солнца. Когда солнце зашло, то луна полезна для обнаружения объектов, но если солнце поднялось, то свет луны никому не нужен, хотя ее диск и виден на небе. Та же ситуация с умом и Сердцем. Ум полезен своим отраженным светом Самости и используется для видения объектов, но когда, обращенный вовнутрь, он погружается в самопроизвольно сияющий Источник Света, то становится похожим на луну в полдень.
        Для освещения в темноте светильник необходим, но при свете солнца в нем нет нужды, все объекты и так видны. А чтобы видеть солнце, светильник вообще не нужен, так как достаточно просто повернуться к самосветящемуся солнцу. То же происходит и с умом. Чтобы видеть объекты, необходим отраженный свет ума, а чтобы увидеть Сердце, достаточно только повернуть ум к Нему. Тогда ум как источник света можно не учитывать, ибо Сердце самолучезарно.


 

                3. Контроль ума. (Mind-control).

        У. После того как в октябре я покинул этот ашрам, сознание внутреннего Мира, обретенного мной в Святом Присутствии Шри Бхагавана, не оставляло меня около десяти дней. Все это время даже при загруженности работой внутри меня существовал какой-то скрытый поток Мира и Покоя в единении, напоминавший двойственное состояние, переживаемое в полудреме, когда одна половина головы блаженно спит, а другая слушает скучную лекцию. Затем это состояние полностью исчезло, и вновь вернулись прежние глупости. Работа совсем не оставляет времени для специальной медитации. Будет ли достаточной практикой постоянное напоминание себе во время работы, что „Я ЕСМЬ”?
        М. (После короткой паузы) Если вы укрепите ум, то внутренний Мир будет продолжаться все время, так как его длительность пропорциональна силе ума, приобретаемой повторяющейся практикой. Сильный ум способен держаться за этот поток сознания, и независимо от погруженности или непогруженности в работу поток останется незатронутым и непрерываемым. Помехой является не работа, а мысль, что ее делаете именно вы.

        У. Будет ли в этом случае преднамеренная медитация необходимой для усиления ума?
        М. Нет, если в процессе работы вы постоянно помните, что эта работа — не ваша. Сначала необходимо усилие, чтобы напоминать себе об этом, но позднее такая мысль становится естественной и непрерывной. Работа продолжается сама по себе, а ваш мир будет оставаться ненарушаемым.
        Медитация — это ваша истинная природа. Вы сейчас говорите о медитации, потому что существуют другие мысли, отвлекающие ваше внимание. Когда эти мысли развеяны, вы остаетесь один — то есть в состоянии медитации, свободном от мыслей, и это ваша действительная природа, которую вы сейчас пытаетесь обрести, не подпуская отвлекающие мысли. О таком воздержании от мыслей сейчас и говорится как о медитации. Но когда практика становится устойчивой, реальная природа проявляет себя как истинная медитация.

        У. Посторонние мысли возникают с новой силой именно при попытке медитировать!
        М. Да, при медитации поднимаются все виды мыслей. Но именно это и нужно, ибо выводится то, что скрыто в вас. Как они могут быть уничтожены до тех пор, пока не возникнут? Мысли поднимаются, как всегда, самопроизвольно, но только их поочередное уничтожение укрепляет ум.

        У. Существуют периоды времени, когда люди и вещи имеют смутные, почти прозрачные формы, словно в дремоте. Исчезает наблюдающий их извне, но имеется пассивное сознание их существования, в то время как нет активного сознания какого-либо вида собственной индивидуальности. В уме царит глубокая тишина. Означают ли эти периоды готовность к погружению в Самость или это симптом болезни, результат самогипноза? Следует ли поддерживать это состояние, приносящее временный покой?
        М. Вместе с тишиной в уме существует Сознание, и это именно то состояние, к которому следует стремиться. Факт возникновения вопроса на этой точке, без осознания, что это есть Самость, показывает, что состояние является не устойчивым, а случайным.
        Слово „погружение” применяется тогда, когда еще существуют уходящие склонности ума, и поэтому ум должен быть направлен и повернут вовнутрь для погружения ниже поверхности внешних, феноменальных проявлений. Но зачем погружаться в случае преобладания тишины, не блокирующей Сознание? Если такое состояние еще не осознано как Самость, то усилие сделать это и может быть названо „погружение”. В этом смысле о том coстоянии можно сказать, что оно подходит для постижения или погружения в такой степени, что ваши последние два вопроса в нем вовсе не возникнут.

        У. Мой ум все еще продолжает чувствовать симпатию к детям, потому, наверное, что внешний вид ребенка часто использовался для олицетворения Идеала. Как можно избавиться от этого пристрастия?
        M. Держитесь за Самость. Почему вам надо думать о детях и ваших реакциях по отношению к ним?

        У. Третий визит в Тируваннамалай, кажется, усилил во мне чувство эгоизма и затруднил медитацию. Что это — маловажная, проходящая фаза или знак, что мне следует в будущем избегать таких мест?
        М. Это только ваше воображение. Это ли место, иное ли — все они внутри вас. С такими фантазиями надо покончить, ибо сами места как таковые ничего не могут поделать с активностями ума. Ваше окружение также зависит не только от вашего индивидуального выбора, оно существует как нечто само собой разумеющееся, и вы должны подняться над ним, не позволяя себе запутаться в нем.

        У. Как нам следует объяснить необычайное развитие посетившего Вас мальчика?
        (Мальчик восьми с половиной лет ожидал Бхагавана в Его Холле часов в 5 вечера, когда Сам Шри Бхагаван поднимался на Гору. В Его отсутствие ребенок говорил о йоге и веданте на чистом, простом и литературном тамильском языке, свободно цитируя высказывания Мудрецов и священных Писаний. Когда через три четверти часа Шри Бхагаван вошел в Холл, стояла полная тишина. В течение двадцати минут мальчик сидел в Присутствии Шри Бхагавана, не говоря ни слова, но только пристально глядя на Него. Затем из глаз у него покатились слезы. Он утер их и вскоре ушел, говоря, что он все еще ожидает Само-осуществления).
        М. В нем сильны характерные особенности его последнего рождения, но они не проявятся сами иначе как в спокойном, неподвижном уме. Всеобщий опыт состоит в том, что преднамеренные попытки оживить память иногда терпят неудачу, в то время как нечто самопроизвольно вспыхивает в уме, когда тот тих и спокоен.

        У. Каким же образом мятежный ум можно сделать тихим и спокойным?
        М. Следует либо найти источник ума, чтобы ум исчез, либо отдать себя так, чтобы он мог быть сражен. Само-отдача суть то же, что и Само-осознание. В обоих случаях обязательно подразумевается контроль эго, ибо оно покорится только тогда, когда обнаружит Высшую Силу.

        У. Как мне уйти от мирской активности - сансары, которая кажется действительной причиной беспокойства ума? Не является ли отречение эффективным средством обретения его неподвижности?
        М. Сансара существует только в вашем уме. Ведь это не мир открыто заявляет о себе, говоря: “Вот я, мир”. Если бы он это делал, то был бы здесь всегда, позволяя вам переживать его присутствие даже в глубоком сне. Поскольку, однако, в глубоком сне мир не воспринимается, то он не постоянен, а будучи непостоянным, нуждается в субстанции, в Сути. Не имея самостоятельной реальности, не существуя отдельно от Самости, он легко подчиняется Самости. Только Самость постоянна. Отречение есть неотождествление Самости и не-Самости. Когда невежество, отождествляющее Самость и не-Самость, удалено, не-Самость прекращает существовать, и это есть истинное отречение.

        У. Можно ли действовать без привязанности даже в случае отсутствия такого отречения?
        М. Только осознавшая Самость - Атма-джняни может действительно действовать без привязанности, быть хорошим карма-йогином.

        У. Осуждает ли Бхагаван философию дуализма, двайты?
        М. Двайта может существовать только тогда, когда вы отождествляете Самость и не-Самость. Адвайта же есть неотождествление.


                4. Бхакти и Джняна. (Bhakti and Jnana).

        У. Шри Бхагаватам намечает Путь обретения Кришны в Сердце поклонением всему и рассматриванием всего окружающего как Самого Господа. Является ли он самым подходящим из Путей, ведущих к Самоосуществлению? Не легче ли почитать Бхагавана во всем, с чем бы ни столкнулся „ум”, нежели искать Супраментальное посредством ментального исследования “Кто я?”.
        М. Да, но когда вы видите Бога во всем, думаете ли вы о Боге или нет? Чтобы видеть Бога вокруг себя, вы должны, конечно, думать о Боге. Сохранение Бога в вашем уме становится медитацией, или дхьяной, а дхьяна является стадией, предшествующей Осуществлению. Осуществление может быть только Самости и в Самости. Оно не может быть отдельным от Самости, и дхьяна должна предшествовать ему. Делаете ли вы дхьяну на Боге или на Самости, это неважно, ибо цель одна. Какие бы средства вы ни использовали, вам не уйти от Себя, от Самости. Вы хотите видеть Бога во всем, но не в себе? Если всё это есть Бог, то разве вы не включены в это всё! Будучи Богом, стоит ли удивляться, что всё есть Бог? Этот метод рекомендуется в Шри Бхагаватам, а где-нибудь предлагается и другими. Но даже для этой практики здесь должен быть видящий или мыслящий. Кто он?

        У. Как увидеть всепроникающего Бога?
        М. Видеть Бога значит БЫТЬ Богом. Не существует „всего” отдельно от Бога, ибо Он проникает все. Только Он, на самом деле, ЕСТЬ.

        У. Можем ли мы читать Гиту время от времени?
        М. (Это следует делать) всегда.

        У. В чем связь между джняной и бхакти?
        М. Вечное, непрерывное, естественное Состояние пребывания в Самости есть джняна. Чтобы пребывать в Самости, вы должны любить Самость. Поскольку Бог воистину есть Самость, то любовь к Самости есть любовь к Богу, и это есть бхакти. Таким образом, джняна и бхакти - одно и то же.

        У. Когда я призываю имя Господа, выполняя нама-джапу в течение часа и более, то впадаю в состояние, подобное глубокому сну. При пробуждении я вспоминаю, что моя джапа была прервана, и начинаю снова.
        М. „Подобное глубокому сну” — это верно. Это естественное состояние, но сейчас вы связаны с эго, а потому полагаете, что естественное состояние — нечто, прерывающее вашу работу. Поэтому вы должны повторять это переживание до тех пор, пока не осознаете, что оно есть ваше естественное состояние. Тогда вы обнаружите, что сама джапа является посторонней, но она все еще будет продолжаться автоматически. Ваше нынешнее сомнение вызвано ложным отождествлением себя с умом, выполняющим джапу. Цель джапы — привязать ум к одной мысли, чтобы исключить все другие, и она ведет к дхьяне, которая завершается Само-осуществлением, или джняной.

        У. Как мне следует проводить нама-джапу?
        М. Нельзя произносить Имя Бога механически и поверхностно, без чувства глубочайшей преданности. Упоминая Имя Господа, должно призывать Его, тоскуя и безоговорочно отдавая себя Ему. Только после такой само-отдачи Имя Бога будет постоянно с вами.

        У. В чем же тогда необходимость исследования, или вичары?
        М. Само-отдача может иметь действие лишь тогда, когда она выполнена с полным пониманием смысла действительной само-отдачи. Такое понимание приходит только после исследования и размышления и неизменно заканчивается само-отдачей. Не существует различия между джняной и абсолютной отдачей себя Господу в мысли, слове и деле. Чтобы быть полной, само-отдача должна быть несомненной, и преданный не может торговаться с Господом или требовать Его благосклонности. Такая полная само-отдача охватывает все: это есть Мудрость - джняна и Бесстрастие - вайрагья, Преданность и Любовь.


                5. Самость человека и индивидуальность. (Self and Individuality).

        У. Не растворяет ли смерть индивидуальность человека таким образом, чтобы перерождение стало невозможным, как у рек, которые, вливаясь в океан, утрачивают свою индивидуальность?
        М. Когда воды океана испаряются и в виде дождя возвращаются на землю, то они снова текут в образе рек и впадают в океан. Точно так же индивидуальности в состоянии глубокого сна теряют свою отделенносгь, но, тем не менее, возвращаются как особи в соответствии с их санскарами, или прошлыми тенденциями. То же происходит и в смерти, когда индивидуальное бытие человека не утрачивается благодаря санскарам.

        У. Как это происходит?
        М. Посмотрите, как снова вырастает дерево, у которого обрублены ветви. До тех пор, пока корни остаются неповрежденными, дерево будет продолжать расти. Подобным образом и санскары, которые только погружаются в Сердце со смертью, но не погибают, служат причиной нового рождения дживы в соответствующее время.

        У. Как могут бесчисленные дживы и обширная вселенная, существование которой соотносимо с этими дживами, пускать ростки от таких тонких санскар, погруженных в Сердце?
        М. Как большое дерево баньяна произрастает из крошечного семени, так и дживы и целая вселенная имен и форм произрастают из тонких санскар.

        У. Каким образом индивидуальность истекает из Абсолютной Самости и как становится возможным ее возвращение?
        М. Как искра исходит из огня, так и индивидуальность, словно искра, истекает из Абсолютной Самости, и эта искра именуется эго. В случае аджняни эго отождествляет себя с каким-либо объектом, ибо оно не может оставаться без такой связи с ним.
        Эта связь вызвана незнанием, аджняной, уничтожение которой и является целью усилий человека. Когда склонность к отождествлению себя с объектами уничтожена, то эго вновь становится чистым и погружается в свой Источник. Ложное отождествление себя с телом есть дехатма-буддхи, или мысль „я-есмь-тело”, которая должна исчезнуть, если вы стремитесь к успеху в Само-осуществлении.

        У. Как же мне искоренить эту мысль?
        М. Вы существуете во сне без сновидений, сушупти, без связи с телом и умом, а в двух других состояниях вы связаны с ними. Если бы вы были одно с телом, как бы вы могли существовать без тела в сушупти? Вы можете отделить себя от внешнего по отношению к себе, но не от того, что составляет с вами одно целое. Следовательно, эго не может быть единым с телом. Вы должны это осознать в бодрственном состоянии, исследуя три состояния - бодрствования, сна со сновидениями и глубокого сна - для того, чтобы получить это знание.

        У. Как может эго, которое ограничено только двумя состояниями усилий, стремиться осознать то, которое охватывает все три состояния?
        М. Очищенное эго переживается в промежутках между двумя состояниями6 или между двумя мыслями. Эго напоминает червя, который оставляет один свой захват только после того, как выполнит другой, и его истинная природа познается, когда оно не имеет контакта с объектами или мыслями. Вы должны осознать этот промежуток как пребывающую, неизменяемую Реальность, ваше истинное Бытие, через убеждение, обретенное изучением трех состояний — джаграт, свапна и сушупти.

        У. Могу ли я оставаться в сушупти столько, сколько мне нравится, а также пребывать в нем по желанию, как и в бодрственном состоянии? Каков опыт этих трех состояний у джняни?
        М. Сушупти существует также и в вашем бодрственном состоянии. Вы находитесь в сушупти даже сейчас. В него следует входить сознательно и достигать именно в состоянии бодрствования. В действительности же не существует входа в него и выхода из него. Осознание сушупти в состоянии джаграт есть джаграт-сушупти, и это есть самадхи.
        А джняни не может долго оставаться в сушупти, потому что его собственная природа требует выхода из этого состояния. Его эго не умерло и будет подниматься снова и снова. Но джняни уничтожил эго в его Источнике. Со стороны, однако, может показаться, что и у него под действием прарабдхи временами поднимается эго. Иначе говоря, в случае внешней деятельности джняни будет казаться, что прарабдха поддерживает или сохраняет его эго, как и у аджняни, но фундаментальное различие состоит в том, что когда поднимается эго аджняни (реально оно утихает только в глубоком сне), то оно ничего не знает о своем Источнике, то есть аджняни не осознает своего сушупти во сне и бодрственном состоянии. В случае джняни, наоборот, поднятие или существование эго является только кажущимся, и он наслаждается своим непрерывным, трансцендентальным Переживанием, несмотря на такое кажущееся возникновение или существование эго, всегда удерживая свое внимание (лакшья) на Источнике. Это эго безвредно. Оно просто напоминает остов сгоревшей веревки, имеющей прежнюю форму, но уже не пригодной для связывания чего-нибудь. Постоянным удерживанием внимания на Источнике эго растворяется в Нем, словно соляная кукла в море.

        У. В чем состоит значение Распятия?
        М. Тело - это крест. Иисус, сын человеческий, суть эго или мысль „я-есмь-тело”. Когда сына человеческого распяли на кресте, то эго погибло, а то, что выжило, суть Абсолютное Бытие. Оно есть воскрешение Великолепной Самости, Христа - Сына Бога.

        У. Но как оправдать распятие? Разве убийство — это не ужасное преступление?
        М. Каждый человек фактически является самоубийцей. Вечное, исполненное блаженства, естественное Состояние его задушено невежественной жизнью. Таким образом, нынешняя жизнь обусловлена убийством вечного, абсолютного Существования. Разве это воистину не самоубийство? Поэтому, зачем беспокоиться об убийстве?

        У. Шри Рамакришна говорит, что нирвикальпа самадхи не может продолжаться дольше двадцати одного дня, так как иначе человек умирает. Это правда?
        М. При истощении прарабдхи эго полностью растворяется, не оставляя после себя никаких следов. Это и есть окончательное Освобождение (нирвана). Если прарабдха не истощилась, то эго будет подниматься, хотя для достигшего Освобождения еще при жизни — дживанмукты — этот подъем будет только кажущимся.


 

                6. Самореализация. (Self-realization).

        У. Как я могу достичь Самореализации?
        М. Осуществление не есть нечто такое, что должно быть завоевано вновь, ибо оно уже здесь. Все, что необходимо, это отбросить мысль „я еще не осуществил”.
        Спокойствие, или Мир, есть Осуществление. Самость всегда здесь. Поскольку имеет место сомнение и чувство не-Осуществления, то должны предприниматься попытки освободиться от этих мыслей, вызванных отождествлением Самости и не-Самости. Когда не-Самость исчезает, остается только Самость, так же как для освобождения места в комнате достаточно просто убрать часть загромождающей ее мебели: свободное место не надо приносить откуда-то извне.

        У. Поскольку Осуществление невозможно без васана-кшайи (уничтожения всех васан), то как же мне осознать то Состояние, в котором васаны действительно уничтожены?
        М. Вы находитесь в этом Состоянии сейчас!

        У. Значит ли это, что если держаться за Самость, то васаны будут уничтожаться, как только они появятся?
        М. Они сами будут уничтожаться, если вы останетесь тем, кто вы есть.

        У. Как мне достичь Самости?
        М. He существует достижения Самости. Если бы Самость была достижима, то это означало бы, что Самости нет здесь и теперь, но что ОНА еще должна быть получена.
        Приобретенное вновь будет также и утрачено, а значит, оно будет непостоянным. Что непостоянно, то не заслуживает приложения усилий. Поэтому я и говорю, что Самость не достигается. Вы уже являетесь Самостью, вы уже есть ТО.
        Факт состоит в том, что вы не знаете о своем истинном состоянии, полном блаженства, так как неведение словно покрывало, закрывает чистую Самость, которая есть Блаженство. Практические усилия направляются только на удаление этой завесы неведения, являющейся просто ошибочным знанием. Ошибочное знание — это ложное отождествление Самости с телом, умом и т. д. Оно должно уйти, и тогда остается только Самость. Следовательно, Осуществление уже имеет место для каждого и не делает различия между искателями. Сомнения в возможности осознания и идея „Я-еще-не-Осознал" сами являются препятствиями. Будьте свободны от этих препятствий.

        У. В чем польза самадхи и существует ли в этом случае мысль?
        М. Только самадхи и может открыть Истину. Мысли набрасывают покрывало на Реальность, и поэтому Она не постигается как таковая в состояниях иных, нежели самадхи. В самадхи есть только чувство „Я ЕСМЬ”, а мыслей нет. Переживание „Я ЕСМЬ” означает быть спокойным.

        У. Как мне повторить опыт самадхи, или Тишины, который я получил здесь?
        М. Ваше нынешнее переживание обусловлено влиянием атмосферы, в которой вы находитесь. Сможете ли вы обрести его вне этой атмосферы? Опыт сейчас у вас только нерегулярный, а поэтому до тех пор, пока он не станет постоянным, практика необходима.

        У. Временами возникают яркие искры сознания, чей центр находится вне обыкновенной самости и который кажется всеобъемлющим. Не затрагивая философских понятий, что мог бы Бхагаван посоветовать мне при работе над получением, сохранением и расширением этих редких проблесков сознания? Требует ли духовная практика (абхьяса), проводимая в таком опыте, уединения?
        М. Вне! Для кого существуют понятия внутри или вне? Они могут существовать лишь до тех пор, пока есть субъект и объект. Для кого же существуют эти понятия? При исследовании вы обнаружите, что они растворяются только в субъекте. Ищите, кто является субъектом, и такое исследование приведет вас к чистому Сознанию, превосходящему субъект.
        Обыкновенная самость - это ум. Он имеет ограничения. Но чистое Сознание лежит за пределами ограничений и достигается исследованием природы самого субъекта, как об этом только что сказано.
        Получение: Самость всегда здесь. Вы только должны убрать покрывало, препятствующее обнаружению Самости.
        Сохранение: как только вы осознали Самость, ОНА становится вашим прямым и непосредственным переживанием и уже не утрачивается.
        Расширение: не существует расширения Самости, ибо ОНА является вечной, не имеющей сжатия или расширения.
        Уединение: пребывание в Самости и есть уединение, потому что нет ничего чуждого Самости. Уединение должно поддерживаться от одного некоторого места или состояния до другого. Но нет ничего отдельного от Самости. Всё пребывает как Самость, уединение невозможно и невообразимо в этом случае.
        Абхьяса - только предупреждение отклонений от покоя, неотъемлемо присущего вам. Практикуется ли абхьяса или нет, но вы всегда находитесь в своем естественном состоянии... Оставаться тем, кем являетесь, без вопросов и сомнений — это и есть ваше естественное состояние.

        У. При осуществлении самадхи не приобретаются ли также и сверхобычные силы, сиддхи?
        М. Для того чтобы показать сиддхи, должны быть другие люди, признающие их. Это означает, что демонстрирующий не обладает джняной. Поэтому не стоит думать о сиддхах, следует стремиться только к джняне и только ее добиваться.

        У. Мое Осуществление помогает другим?
        М. Да, и это лучшая помощь, которую вы можете оказать другим. Великие истины обнаруживаются в безмолвных глубинах Самости. Воистину нет „других”, которым нужна помощь. Осуществивший Себя видит везде лишь Самость, так же как золотых дел мастер видит только золото при оценке его в различных драгоценностях, сделанных из золота. Имя и форма существуют только до тех пор, пока вы отождествляете себя с телом. Но когда вы выходите за пределы телесного сознания, то „другие” также исчезают. Осознавший не рассматривает мир отличным от Себя.

        У. Не лучше ли было бы, чтобы Святые смешались с другими?
        М. Не существует „других”, чтобы смешиваться с ними, так как Самость - это единственная Реальность.

        У. Следует ли мне пытаться помочь страдающему миру?
        М. Сила, сотворившая вас, сотворила также и мир. Если Она заботится о вас, Она может подобным образом позаботиться и о мире... Если Бог сотворил мир, то присматривать за ним Его забота, а не ваша.

        У. Разве мы не должны быть патриотами?
        М. Ваш долг - БЫТЬ, а не быть этим или тем. “Я ЕСМЬ СУЩИЙ” заключает всю Истину, а метод практики суммируется двумя словами: “БЫТЬ СПОКОЙНЫМ”.
        И что означает Тишина? Она означает: “Уничтожьте себя”, ибо любое имя и форма являются причиной волнения. “Я — Я” — Самость... “Я есть это” — эго. Когда „Я” сохраняется только как „Я”, это и есть Самость. Когда оно внезапно отклоняется от себя и говорит “я — это и то, я — такой-то и такой-то” — это уже эго.

        У. Кто, в таком случае, Бог?
        М. Самость есть Бог. “Я ЕСМЬ” — это Бог. Если бы Бог был в стороне от Самости, то он должен был бы быть Богом без Самости, а это абсурдно. Все, что требуется для осознания Самости, это БЫТЬ СПОКОЙНЫМ. Что может быть легче? Следовательно, Атма-видью, Само-осознание, достичь проще всего.


                7. Гуру и его милость. (Guru and His Grace).

        У. Что такое Гуру-крипа? Как она ведет к осознанию Самости?
        М. Гуру есть Самость... Иногда разочарованный в жизни, недовольный тем, что имеет, человек ищет удовлетворения своих желаний, молясь Богу. С тех пор, как он будет стремиться познать Бога в большей степени для получения Милости, чем для удовлетворения своих мирских желаний, его ум начнет очищаться. Затем проявляется Милость Бога. Бог принимает форму Гуру, является преданному ученику, учит его Истине и, более того, очищает его ум общением. Ум преданного обретает силу и становится способным обратиться вовнутрь. Посредством медитации он проходит дальнейшее очищение и остается спокойным, без малейшего волнения. Эта спокойная Поверхность и есть Самость.
        Гуру одновременно является и „внешним” и „внутренним”. „Извне” Он дает толчок уму обратиться вовнутрь, а „изнутри” подтягивает ум в сторону Самости и помогает в успокоении ума. Это и есть Гуру-крипа. Нет различия между Богом, Гуру и Самостью.

        У. Члены Теософского Общества медитируют для поиска Учителей, которые бы руководили ими.
        М. Учитель находится внутри вас, а медитация является средством удалить невежественную мысль, что Он — только снаружи. Если бы Он был ожидаемым вами незнакомцем, то должен был бы исчезнуть со временем. В чем польза от преходящего существования, подобного этому? Но пока вы думаете об отделенности или о том, что вы есть тело, то Учитель “снаружи” также необходим, и Он появится в телесной форме. Когда же ошибочное отождествление себя с телом исчезнет, то Учитель обнаружится как Самость и ничто иное.

        У. Поможет ли мне Гуру познать Самость посредством посвящения, наставления и руководства?
        М. Разве Гуру держит вас за руку и шепчет на ухо? Сейчас вы представляете Его подобным себе. Так как вы думаете, что обладаете телом, то полагаете, что Он также имеет тело, чтобы сделать для вас что-то осязаемое. Но Его работа лежит глубоко внутри, в духовной сфере.

        У. Как найти Гуру?
        М. Бог, который всегда присутствует, в Своей Милости сострадает любящим, преданным Ему и проявляет Себя согласно развитию преданного. Преданный думает, что Он - человек, и ожидает взаимоотношений между собой и Гуру, как между двумя физическими телами. Но Гуру, являющийся Богом, или Воплощением Самости, работая снаружи, помогает человеку увидеть ошибки своего пути и руководит им в правильном направлении до тех пор, пока он не осознает Самость внутри себя.

        У. А что преданный должен делать после этого?
        М. Он должен только поступать согласно словам Учителя и вести внутреннюю работу. Учитель пребывает одновременно „внутри” и „снаружи”, ибо Он создает условия для вашего движения вовнутрь и в то же время „внутренне” готовит подтягивание вас к Центру. Таким образом, Он дает толчок „извне” и старается подтолкнуть „изнутри” так, чтобы вы могли остановить внимание на Центре.
        Вы думаете, что мир может быть завоеван вашими собственными усилиями, но когда вы расстроены внешними обстоятельствами и обращаетесь вовнутрь, то чувствуете: “О! Есть Сила более Высокая, чем человек!”
        Эго напоминает очень мощного слона, которого можно усмирить силой не меньшей, чем у льва. В нашем случае львом является не кто иной, как Гуру, один взгляд которого заставляет слоноподобное эго затрястись и умереть. В свое время вы узнаете, что ваша слава лежит там, где вы прекратите существовать. Чтобы завоевать это Состояние, вам следует отдать себя Учителю. Тогда Учитель увидит, что вы готовы принять Его руководство, и будет направлять вас.

        У. Как может Тишина Гуру, не дающего посвящения, не совершающего никаких осязаемых действий, быть более могущественной, чем Его слово или прикосновение? Почему такая Тишина лучше, чем изучение священных Писаний?
        М. Тишина является самой мощной формой работы. Какими бы обширными и выразительными ни были Писания, они уступают Тишине в своем влиянии. Гуру - это Спокойствие и Милость, существующие во всем. Его Тишина является более обширной и выразительной, чем все Писания, вместе взятые.

        У. Но может ли преданный обрести Счастье?
        М. Преданный отдает себя Учителю, и это означает, что он не сохраняет следов своей индивидуальности. Если имеет место совершенное подчинение, то чувство самости полностью утрачивается, и тогда уже не может быть страдания или горя.
        Вечное Бытие есть не что иное, как Счастье. Оно приходит как Откровение.

        У. Как я могу получить Милость?
        М. Милость есть Самость. ЕЁ и не нужно достигать. Вам только надо знать, что ОНА всегда существует.
        Солнце — сплошной свет, и оно не знает темноты. Однако вы говорите о темноте, исчезающей при появлении Солнца. Точно так же и неведение преданного, подобное призраку темноты, исчезает при взгляде Гуру. Вы купаетесь в солнечном свете, но если хотите наблюдать солнце, то должны повернуться в его сторону и смотреть на него. Подобным образом и Милость, уже присутствующую здесь и сейчас, можно найти надлежащим подходом к Ней.

        У. Может ли Милость ускорить духовное созревание искателя?
        М. Оставьте все это Учителю. Безоговорочно отдайтесь Ему. Нужно сделать одно из двух: или отдать себя, осознав свою слабость и потребность в Высшей Силе, помогающей вам, или исследовать причину страдания, войти в Источник и слиться с Самостью. В любом случае вы освободитесь от страдания. Бог или Гуру никогда не покидает преданного, полностью отдавшего себя.

        У. В чем смысл того, что преданный простирается перед Гуру или Богом?
        М. Простереться в смирении означает умолкание эго и его погружение в Источник. Бога или Гуру не обманешь внешним коленопреклонением, поклонением и падением ниц. Он видит, здесь эго или нет.

        У. Не даст ли мне Бхагаван прасад со Своего стола, как знак Своей Милости?
        М. Ешьте без чувства эго, и ваша пища станет прасадом Бхагавана.

        У. Лучше ли подготовлен к Просветлению образованный человек в том смысле, что у него нет необходимости в Гуру-крипе?
        М. Даже образованный человек должен преклониться перед неграмотным Мудрецом. Неграмотность — это неведение, а образование - это ученое неведение, Они оба пребывают в неведении относительно истинной Цели. В то же время и Мудрец „несведущ”, потому что для Него нет „других”.

        У. Не для того ли Гуру предлагают подарки, чтобы получить Его Милость? Например, посетители и Бхагавану предлагают подарки.
        М. Почему они приносят подарки? Разве я их желаю? Даже если я откажусь, они наденут подарки на меня! Для чего? Это напоминает наживку при ловле рыбы. Разве рыболов горит желанием накормить ее? Нет, он жаждет сам есть рыбу, не так ли?

        У. Правильна ли мысль теософов, что необходимо получить серию посвящений, прежде чем достигнуть мокши?
        М. Достигающие мокши в этой жизни должны пройти через все посвящения в своих прошлых жизнях.

        У. Теософы говорят, что джнянины после смерти должны избрать четыре или пять направлений деятельности, причем не обязательно в этом мире. Каково мнение Бхагавана?
        М. Некоторые из них могут заниматься работой, но не все.

        У. Вы ощущаете Братство этих невидимых риши?
        М. Если невидимых, то, как вы можете видеть их?

        У. В сознании.
        М. Нет ничего внешнего в Сознании.

        У. Могу ли я осознать их?
        М. Если вы осознаете собственную Реальность, то вопрос о риши и Учителях станет для вас ясным. Есть только один Учитель, и этот Учитель - Самость.

        У. Существуют ли перевоплощения?
        М. Перевоплощения существуют только пока длится неведение. В действительности перевоплощений нет совсем, ни сейчас, ни в прошлом. Их не будет и в будущем. Такова истина.

        У. Может ли йогин узнать свои прошлые жизни?
        М. Разве вы знаете свою настоящую жизнь, что вам хочется узнать прошлую? Найдите настоящее, тогда все остальное приложится. Даже при вашем теперешнем ограниченном знании вы так много страдаете. Зачем вам обременять себя дополнительным знанием? Чтобы больше страдать?

        У. Использует ли Бхагаван оккультные силы, чтобы другие осознали Самость, или для этого достаточно простого факта Осуществления Бхагавана?
        М. Духовная сила Само-осуществления значительно более могущественна, чем использование всех оккультных сил. Так как у Мудреца нет эго, то для Него нет „других”. Какова высочайшая Милость, которая может быть дарована вам? Это — Счастье, а Счастье порождается Миром. Духовный Мир может царствовать только там, где нет беспокойства, а беспокойство обусловливается мыслями, возникающими в уме. Когда сам ум отсутствует, наступает совершенный мир. Если человек не уничтожил ум, он не может достичь Мира и быть Счастливым. А пока он сам не обрел Счастье, то не может даровать Счастье „другим”. Поскольку, однако, нет „других” для Мудреца, уничтожившего ум, то простой факт Его Само-осуществления сам по себе достаточен, чтобы сделать „других” Счастливыми.


 

                8. Мир и Счастье. (Peace and Happiness).
        У. Как я могу добиться внутреннего мира? Кажется, мне не получить его посредством практики вичары.
        М. Мир является вашим естественным состоянием, но ум блокирует его. Ваша вичара направлена только на ум. Исследуйте, что такое ум, и он исчезнет. Ум не существует отдельно от мысли. Тем не менее, поскольку мысли возникают, вы предполагаете наличие какого-то их источника и называете его умом. Если же вы углубитесь вовнутрь, исследуя, что это, то обнаружите, что в действительности ума не существует. Когда, таким образом, ум исчезнет, вы обретете вечный Мир.

        У. Посредством поэзии, музыки, джапы, бхаджаны, созерцания прекрасных ландшафтов, чтения духовных стихов и т. п. человек иногда переживает истинное чувство всеединства. Является ли это чувство глубокого блаженного покоя (где нет отдельной личности) тем же, что и проникновение в Сердце, о котором говорит Бхагаван? Может ли такая практика вести ко все более глубокому самадхи и, окончательно, к полному видению Реальности?
        М. Когда ум воспринимает приятное, то это и есть счастье. Оно не является чуждым и далеким, ибо является Счастьем, присущим Самости, а другого Счастья нет. Вы погружаетесь в Самость при тех обстоятельствах, которые доставляют вам удовольствие, и это погружение заканчивается самосуществующим Блаженством. Однако игра ума навязывает вам мысль, что Блаженство — во внешних предметах и происшествиях, тогда как фактически это Блаженство находится внутри вас. В тех упомянутых выше случаях вы, хотя и бессознательно, но погружаетесь в Самость. Если же вы сделаете это сознательно, с убеждением, что приходит переживание вашего тождества со Счастьем которое есть действительно Самость, единственная Реальность, то вы назовете это Осуществлением. Я желаю вам сознательно погрузиться в Самость — Истинное Я, то есть в Сердце.




                КНИГА ВТОРАЯ

        1. Самоисследование. (Self-enquiry)
.

        УЧЕНИК: Как осознать Самость?
        МАХАРШИ: Чья Самость? Найдите, чья.

        У. Моя, но кто я?
        М. Узнайте сами.

        У. Я не знаю, как это сделать.
        М. Просто думайте над этим вопросом. Кто это говорит: “Я не знаю”? Кто есть „я” в вашем утверждении? Что неизвестно?

        У. Говорит кто-то или что-то во мне.
        М. Кто есть этот кто-то? В ком?

        У. Возможно, некая сила.
        М. Узнайте.

        У. Почему я рожден?
        М. Кто рожден? Ответ одинаков на все ваши вопросы.

        У. В таком случае кто я?
        М. (Улыбаясь). Вы пришли допрашивать меня? Вы должны сами сказать, кто вы.

        У. Насколько я могу судить, мне не уловить это „я”. Оно даже не полностью различимо.
        М. Кто говорит, что „я” не различимо? Имеются ли в вас два „я", одно из которых не различимо другим?

        У. Могу ли я вместо запрашивания “Кто я?” спросить себя: “Кто Вы?”. Тогда мой ум сможет сконцентрироваться на Вас, кого я считаю Богом в форме Гуру. Возможно, я, таким образом, буду ближе к цели моего поиска?
        М. Форма исследования может быть любой, но в конечном счете вы должны прийти к единому Я - Самости.
        Все эти различия, делаемые между „я” и „вы”, Учителем и учеником и т. п., являются лишь знаком неведения. Существует только единственное Высочайшее Я. Думать по-другому значит заблуждаться.
        Очень поучительным в этом контексте является предание, содержащееся в Пуранах, о Мудреце Рибху и его ученике Нидагхе. Рибху учил своего ученика Высочайшей Истине Единого Брахмана-без-второго, но Нидагха, несмотря на свою эрудицию и рациональное понимание, не достиг достаточной убежденности, чтобы принять и следовать Пути джняны. Он поселился в своем родном городке и посвятил жизнь соблюдению религиозных обрядов и ритуалов.
        Но Мудрец любил своего ученика так же глубоко, как тот своего Учителя. Несмотря на возраст, Рибху сам собрался пойти к ученику, чтобы посмотреть, насколько далеко последний ушел от ритуализма. При этом Мудрец переоделся, чтобы наблюдать действия Нидагхи, не будучи узнанным. Однажды переодетый деревенским жителем Рибху в конце концов нашел Нидагху, когда тот внимательно наблюдал за царской процессией. Он спросил о причине суматохи и узнал, что в процессии присутствует сам царь.
        “О! Сам царь! Он участвует в процессии! Но где он?” — спросил мудрец, одетый крестьянином.
        “Тут, на этом слоне”, - отвечал Нидагха.
        “Вы говорите, что царь на этом слоне. Да, я вижу двоих, - сказал крестьянин. - Но который из них царь и который слон?”
        “Что! - воскликнул Нидагха. - Ты видишь двоих, но не знаешь, что человек сверху - это царь, а животное снизу - слон? О чем с тобой говорить?”
        “Умоляю, не будьте столь раздражительны с таким невеждой, как я, - попросил селянин. = Но вы сказали „сверху” и „снизу”. Что означают эти слова?”
        Нидагха этого больше не мог вынести. “Ты видишь царя и слона, первый вверху, второй = внизу. Однако ты хочешь знать, что означает „вверху” и „внизу”? = взорвался Нидагха. = Если вещи, которые ты видишь, и слова, которые слышишь, так мало говорят тебе, то только действие может научить тебя. Наклонись вперед, и ты все очень хорошо узнаешь”.
        Крестьянин сделал так, как его просили. Нидагха уселся ему на плечи и сказал: “Сейчас ты поймешь. Я нахожусь сверху, как царь, а ты = снизу, как слон. Теперь ясно?”
“Нет, однако, неясно, = спокойно ответил деревенщина. = Вы говорите, что находитесь сверху, подобно царю, а я внизу, подобно слону. „Царь”, „слон”, „верх” и „низ” = до сих пор все понятно. Но умоляю сказать, что вы имеете в виду под „я” и „ты”?”
        Когда Нидагха был поставлен лицом к лицу со сложнейшей проблемой определения „ты” отдельно от „я”, то он озарился свыше, сразу спрыгнул на землю и упал к ногам Учителя, говоря: “Кто еще, кроме моего почтенного Учителя Рибху, мог так повернуть мой ум от этих поверхностных представлений физического существования к подлинному Бытию Самости, Истинного Я! О милостивый Учитель, я прошу Вашего благословения”.
        Поэтому если ваша цель - превзойти здесь и сейчас эти поверхностные представления физического существования посредством Атма-вичары, то зачем различать „ты” и „я”, которые относятся только к телу? Когда вы повернете ум вовнутрь, ища Источник мысли, где будет „ты” и где „я”?
        Вы должны искать и быть Самостью, которая объемлет всё.

        У. Но разве не странно, что „я” должно искать „я”? Не обратится ли, в конце концов, вопрошание “Кто я?” в пустую формулу? О, должен ли я ставить себе этот вопрос бесконечно, повторяя его словно определенную мантру?
        М. Само-исследование, конечно, не является пустой формулой, оно серьезнее, чем повторение любой мантры. Если бы вопрос “Кто я?” был только вопрошанием в уме, он не имел бы большой ценности. Настоящая цель Само-исследования состоит в том, чтобы сфокусировать цельный ум на его Источнике. Следовательно, это не тот случай, когда одно „я” ищет другое „я”.
        Само-исследование менее всего является пустой формулой, ибо оно включает интенсивную деятельность цельного ума по сохранению его устойчивого пребывания в чистом сознании Самости.
        Само-исследование — это единственное безошибочное средство, единственное прямое средство для осознания ничем не обусловленного, абсолютного Бытия, которым вы в действительности являетесь.

        У. Почему только Само-исследование следует рассматривать как прямое средство достижения джняны?
        М. Потому что любой вид садханы, исключая Атма-вичару, предполагает сохранение ума как инструмента ведения садханы и при отсутствии ума не может практиковаться. Эго способно принимать различные и все более тонкие формы на различных ступенях упомянутых видов практики, но никогда окончательно не уничтожается.
        Когда Джанака воскликнул: “Сейчас я обнаружил вора, который постоянно разорял и разоряет меня. С ним нужно обращаться жестоко”, то царь на самом деле имел в виду эго, или ум.

        У. Но вор может быть схвачен не менее успешно и при практике других садхан.
        М. Попытка уничтожить эго, или ум, иными садханами, нежели Атма-вичара, в точности напоминает вора, переодевающегося полицейским, чтобы поймать вора, которым он сам и является. Только Атма-вичара может открыть истину, что ни эго, ни ум в действительности не существуют, и дать возможность искателю осознать чистое, неразличенное Бытие Самости, или Абсолюта.
        Осознавшему Самость ничего не остается для познания, ибо она есть совершенное Блаженство, она есть Все.

        У. Смогу ли я в этой жизни, окруженной ограничениями, когда-нибудь осознать Блаженство Самости?
        М. Это Блаженство Самости всегда с вами, и вы Его обнаружите, если будете искренне искать. Причина ваших страданий не снаружи, ибо она лежит в вас как носителе эго. Вы сначала налагаете на себя ограничения, а затем тщетно боретесь с ними. Все несчастья вызваны эго. Именно из-за него все ваши беды. Какой смысл приписывать событиям жизни причину страдания, которая на самом деле лежит внутри вас? Какое счастье вы можете обрести от внешних обстоятельств? А когда вы добьетесь его, как долго оно продлится?
        Если вы отвергнете эго и сожжете, игнорируя его, то будете свободны. Если же вы принимаете его, то оно наложит на вас ограничения и ввергнет в тщетную борьбу за их преодоление. Вот какой вор „грабил” царя Джанаку.
        Быть самостью, которой вы в действительности являетесь, это и есть единственный способ осознать блаженство, всегда принадлежащее вам.

        У. Я еще не постиг Истину, что существует только Самость. Не следует ли мне в этом случае практиковать бхакти и йога марги как более подходящие для целей садханы, чем вичара марга? Разве осуществление абсолютного Бытия, т. е. Брахма-джняна, не есть нечто совершенно недостижимое для подобного мне мирянина?
        М. Брахма-джняна не является Знанием, которое должно быть приобретено извне как непременное условие счастья. Следует только отбросить точку зрения неведения, так как Самость, которую вы стремитесь познать, это поистине вы сами. Ваше мнимое неведение причиняет вам ненужную печаль, подобно тому, как десять глупцов горевали об „утрате” десятого, который никогда не терялся.
        В известной притче десять дураков вброд переходили реку и, достигнув другого берега, захотели убедиться в том, что все они благополучно пересекли ее. Один из десяти начал считать, но, считая других, пропустил себя. “Я вижу только девятерых; конечно, мы потеряли одного. Кто бы это мог быть?” - сказал он. “Ты правильно посчитал?” - спросил другой и начал считать сам. Но и он тоже насчитал только девятерых. Один за другим каждый из десяти насчитывал только девятерых, пропуская себя. “Нас только девять, - решили они. - Но кого не хватает?” Все усилия обнаружить „пропавшего” были безуспешными. “Кто бы он ни был, он утонул, - заявил наиболее сентиментальный из десяти глупцов. - Мы потеряли его”. Сказав это, он залился слезами, и остальные девять последовали его примеру.
        Завидя плачущих людей на берегу реки, исполненный сочувствия путник спросил, в чем причина их горя. Ему объяснили случившееся и сказали, что даже после неоднократных проверок они не смогли насчитать более девяти человек. Услышав этот рассказ, но, видя всех десятерых перед собой, путник сообразил, в чем дело. Для того, чтобы глупцы поняли, что в действительности их десять и все они благополучно выбрались на берег, он сказал им: “Пусть каждый из вас назовет свой номер последовательно: один, два, три и так далее, в то время как я буду наносить ему удар, чтобы вы убедились, что включены в счет и притом только раз. Тогда и найдется „пропавший” десятым”. Услышав это, глупцы обрадовались перспективе найти своего „потерянного” товарища и приняли метод, предложенный путником.
        Пока добрый путник раздавал удары по очереди каждому из десятерых, получивший удар громко считал себя. “Десять”, - сказал последний после получения последнего по очереди удара.
        В замешательстве они смотрели друг на друга. “Нас - десять”, - сказали они в один голос и поблагодарили путника за избавление от горя.
        Это притча. Откуда появился десятый человек? Был ли он вообще потерян? Познанием того, что он был здесь все время, обрели они что-нибудь новое? Причина их горя состояла не в реальной утрате одного человека из десяти, а в их собственном заблуждении, ибо они предположили, что один из них потерян, хотя и не поняли, кто именно, потому что каждый раз насчитывали девятерых.
        Вы находитесь точно в такой же ситуации. Воистину у вас нет причин быть недовольным и несчастным. Вы сами налагаете ограничения на свою истинную природу бесконечного Бытия, а затем плачетесь, что вы всего лишь ограниченное создание. Поэтому вы избираете эту или ту садхану, чтобы превзойти несуществующие ограничения. Но если сама ваша садхана предполагает существование этих ограничений, то, как же она поможет вам выйти за их пределы?
        Поэтому я и говорю вам: познайте, что в действительности вы есть бесконечное, чистое Бытие, Абсолютное Я. Вы всегда являетесь тем Я и ничем иным, кроме того, Я - Самости. Следовательно, вы никогда не можете быть в действительном неведении относительно этой Самости. Ваше неведение является просто формальным, подобным неведению десяти глупцов об „утрате” десятого человека. Оно и есть это неведение, которое и вызвало их горе.
        Познайте затем, что истинное знание не творит для вас нового Бытия, а лишь удаляет ваше „невежественное неведение”. Блаженство не добавляется к вашей природе, оно только открывается как ваше истинное и естественное Состояние, Вечное и Неразрушимое. Единственный путь избавиться от вашего горя - это Познать и БЫТЬ Самим Собой - Самостью. Каким образом это может быть недостижимым?


 

                2. Садхана и милость. (Sadhana and Grace).

        У. Познание Бога ведется с незапамятных времен, но сказано ли здесь последнее слово?
        М. (Какое-то время сохраняет молчание).

        У. (Озадаченный). Молчание Шри Бхагавана служит ответом на мой вопрос?
        М. Да. Мауна это Ишвара-сварупа.
        Священный текст утверждает: “Истина Высочайшего Брахмана провозглашена посредством Красноречия Тишины”.

        У. Говорят, Будда игнорировал такие вопросы о Боге.
        М. Да, и за это его называли шунья-вадин (нигилист). По существу, Будда больше интересовался направлением искателя к практике осознания Блаженства здесь и теперь, чем академическими дискуссиями о Боге.

        У. Бога описывают как проявленного и непроявленного. В первом случае говорят, что Он включает мир как часть Своего Бытия. Если это так, то мы как часть этого мира должны легко познать Его в проявленной форме.
        М. Прежде чем решать вопросы, касающиеся природы Бога и мира, познайте себя.

        У. Мое самопознание включает познание Бога?
        М. Да, потому что Бог — внутри вас.

        У. Что же тогда стоит на пути познания мною себя, или Бога?
        М. Ваш блуждающий ум и извращенные пути.

        У. Но я — только слабое творение Господа. Так почему же высшая сила Господа внутри меня не удалит эти препятствия?
        М. Он удалит их, если у вас будет устремленность.

        У. Почему бы Ему не создать устремленность во мне?
        М. Тогда отдайте себя Ему.

        У. Если я полностью отдам себя, то молитва Богу уже не будет необходимой?
        М. Отдача себя является самой могущественной молитвой.

        У. Но разве не нужно уяснить природу Господа, прежде чем отдать себя Ему?
        М. Если вы верите, что Бог сделает для вас все, что вы от Него хотите, то отдайтесь Ему, а в противном случае оставьте Бога в покое и познайте себя.

        У. Бог или Гуру хоть как-то заботятся обо мне?
        М. Если вы ищете того или другого — а в действительности их не двое, они суть Единство и Тождество, — будьте уверены, что они ищут вас с гораздо большей озабоченностью, чем вы даже можете себе представить.

        У. У Иисуса есть притча о потерянной монете, которую женщина ищет до тех пор, пока не находит.
        М. Да. Она хорошо иллюстрирует истину, что Бог или Гуру всегда ищут искренних искателей. Если бы монета была мелкой, женщина бы так долго ее не разыскивала. Вы понимаете, что это значит? Искатель должен подготовить себя посредством преданности и устремленности.

        У. Но не у каждого имеется полная уверенность в Милости Бога.
        М. Если незрелый ум еще не чувствует Милости Бога, то это не означает ее отсутствия, ибо подразумевало бы, что Бог временами не милостив, то есть перестает быть Богом.

        У. Не совпадает ли это со словами Христа: “По вашей вере да будет вам”?
        М. Полностью совпадает.

        У. Я слышал, что, согласно Упанишадам, только тот познает Атмана, кого Сам Атман выбирает. Почему вообще Атман выбирает? А если Он выбирает, то почему некоторую особенную личность?
        М. Когда восходит солнце, то распускаются не все почки растений, а только некоторые. Будете ли вы винить за это солнце? И почка не может распуститься сама, так как ей нужен солнечный свет.

        У. Можно ли сказать, что помощь Атмана нужна потому, что именно Атман надевает на Себя покрывало майи?
        М. Так можно сказать.

        У. Если Атман набросил на Себя покрывало майи, то почему бы Ему Самому и не убрать это покрывало?
        М. ОН это сделает. Найдите, для кого существует это покрывало.

        У. Почему именно я должен искать? Пусть Атман Сам убирает покрывало!
        М. Если это Атман сейчас говорит о покрывале, то тогда Атман Сам и уберет его.

        У. Бог - это личность?
        М. Да, Он всегда Первое Лицо, Я, постоянно стоящее перед вами, но из-за того, что вы отдаете предпочтение мирскому, Бог теряет для вас значение. Если же вы все отбросите и будете искать только Его, то Он один останется как Я, Самость.

        У. Говорят, что, согласно адвайте, окончательное состояние Осуществления есть абсолютное Соединение с Божественным, а согласно вишишта-адвайте это ограниченное Соединение, в то время как двайта утверждает, что Соединения нет совсем. Какую из этих точек зрения следует считать правильной?
        М. Зачем размышлять о том, что случится когда-нибудь в будущем? Все согласны с тем, что „Я” существует. К какой бы школе мысли искренний искатель ни принадлежал, пусть он сначала узнает, что есть это „Я”. Тогда хватит времени для познания того, каким будет и окончательное Состояние: погрузится ли „Я” в Высочайшее Бытие или останется отдельным от Него. Следует не предвосхищать выводы, а практиковать, сохраняя ум открытым для Истины.

        У. Но не будет ли все-таки некоторое понимание конечного Состояния полезным руководством даже для стремящегося?
        М. Попытка уже сейчас решить, каким будет окончательное Состояние Осуществления, не отвечает конечной цели и не имеет внутренней ценности.

        У. Почему?
        М. Потому что вы в этом случае исходите из ошибочного принципа. Ваша уверенность в правильности сейчас зависит от интеллекта, который сияет только светом, получаемым им от Самости. Разве это не самонадеянность со стороны интеллекта — критиковать высшее, то, чего он является лишь ограниченным проявлением и от чего он получает свой слабый свет?
        Как может интеллект, которому никогда не достичь Самости, компетентно удостоверять, а тем более решать вопрос о природе окончательного Состояния Осуществления? Это напоминает попытку измерить силу солнечного света в его источнике уровнем света, даваемого свечой; задолго до того, как свеча хоть в какой-то мере приблизится к солнцу, воск расплавится.
        Оставьте баловство философией и посвятите себя здесь и теперь поиску Истины, которая всегда внутри вас.


                3. Джняни и мир. (The Jnani and the World).

        У. Воспринимает ли джняни этот мир?
        М. От кого исходит этот вопрос? От джняни или от аджняни?

        У. От аджняни, я полагаю.
        М. Разве это сам мир старается решить спорный вопрос о своей реальности? Нет, сомнение поднимается в вас. Поэтому познайте сначала, кто есть сомневающийся, а затем вы сможете рассмотреть вопрос, реален мир или нет.

        У. Аджняни видит и познает мир и объекты мира, которые воздействуют на его чувства осязания, вкуса и т. п. Переживает ли джняни мир подобным образом?
        М. Вы говорите о видении и познании мира. Но без познания себя, познающего субъекта (без кого нет познания объекта), как сможете вы познать истинную природу мира, познаваемого объекта? Без сомнения, объекты воздействуют на тело и органы чувств, но разве вопрос возникает в вашем теле? Разве это тело говорит: “Я чувствую объект, он — реален?” Или это мир говорит вам: “Я, мир, реален?”

        У. Я только пытаюсь понять точку зрения джняни на мир. Воспринимается ли мир после Само-осуществления?
        М. Зачем беспокоить себя мыслями о мире и том, что произойдет после Само-осуществления? Сначала осознайте Самость. Какое имеет значение, воспринимается мир или нет? Приобретаете ли вы что-нибудь для помощи своему духовному поиску невосприятием мира в состоянии глубокого сна? Наоборот, что вы теряете сейчас при восприятии мира? Совершенно несущественно для джняни или аджняни, воспринимает он мир или нет. Мир виден обоим, но их точки зрения различаются.

        У. Если джняни и аджняни похожим образом воспринимают мир, то в чем же различие между ними?
        М. Наблюдая мир, джняни везде видит только Самость, которая является Субстратом всего, что видимо, тогда как аджняни, видит он мир или нет, является невежественным относительно своего истинного Бытия, Самости.
        Возьмем пример демонстрации кинофильма на экране кинотеатра. Что перед вами до начала фильма? Просто экран. На этом экране вы потом видите фильм, и все появляющиеся изображения для вас реальны. Однако пойдите и попробуйте ухватить их. Что вы схватите? Только экран, на котором изображения кажутся такими реальными. После показа, когда изображения исчезают, что остается? Снова — один экран!

То же и с Самостью. она единственно и существует, а феномены, изображения приходят и уходят. Если вы держитесь за Самость, то появление изображений не введет вас в заблуждение. Вообще не имеет значения, появляются или исчезают изображения. Игнорируя Самость, аджняни думает, что мир реален, точно так же, как, игнорируя экран, он видит только кинокадры, как если бы они существовали отдельно от экрана. Если человек знает, что без Видящего не существует объектов видения, так же как нет изображений без экрана, то он уже не впадает в заблуждение. Джняни знает, что экран, изображения и процесс видения их есть не что иное, как Самость. С изображениями Самость пребывает в Своей проявленной форме, а без изображений ОНА остается в непроявленной форме. Для джняни абсолютно не имеет значения, в какой форме — проявленной или нет — пребывает Самость. Он всегда является Самостью, однако аджняни приходит в замешательство при виде деятельного джняни.

        У. Это как раз то главное, что побудило меня поставить мой первый вопрос: воспринимает ли тот, кто осознал Самость, мир так же, как мы, и если воспринимает, то я хотел бы узнать, как Шри Бхагаван воспринял вчерашнее чудесное исчезновение фотографии...
        М. (Улыбаясь). Вы имеете в виду фотографию храма в Мадурае. Несколькими минутами ранее посетители по очереди рассматривали ее. Очевидно, они ее заложили между страницами какой-то книги или еще куда-нибудь.

        У. Да, речь идет об этом происшествии. Как Бхагаван оценивает его? Все горели желанием отыскать фотографию, которую, в конце концов, так и не нашли. Как Бхагаван смотрит на чудесное исчезновение фотокарточки как раз тогда, когда ее все так хотели посмотреть?
        М. Предположим, вам снится, что вы берете меня в свою далекую страну Польшу. Вы просыпаетесь и спрашиваете меня: “Мне снилось то-то и то-то. Вы тоже видели аналогичный сон или другим способом узнали, что я брал вас в Польшу?” Какое значение вы приписываете такому вопросу?

        У. Но что касается пропавшего фото, то ведь весь инцидент произошел перед Бхагаваном.
        М, Рассматривание фотографии, ее исчезновение, так же как и ваш настоящий вопрос, - все это просто работа ума.
        В Пуранах есть история, иллюстрирующая то, о чем идет речь. Когда Сита пропала из хижины лесного отшельника, Рама отправился ее искать, причитая: “О Сита, Сита!” Парвати и Парамешвара видели с небес все происходящее в лесу. Парвати удивилась и сказала Шиве: “Ты восхвалял Раму как Совершенное Существо. Посмотри, как он себя ведет и как горюет о потере Ситы!” Шива отвечал: “Если ты сомневаешься в Совершенстве Рамы, то проверь его сама. Силой своей йога-майи обратись Ситой и предстань перед ним”. Парвати так и сделала. Она появилась перед Рамой, как две капли воды похожая на Ситу, но, к ее удивлению, Рама игнорировал ее присутствие и продолжал призывать: “О Сита, Сита!”, словно слепой.

        У. Я не в состоянии уловить поучение в этой истории.
        М. Если бы Рама действительно искал физического присутствия Ситы, то признал бы в стоявшей перед им женщине Ситу, которую потерял. Но нет, пропажа Ситы была такой же нереальностью, как и Сита, появившаяся перед его глазами. Рама на самом деле не был слепым, но для Рамы как джняни предшествующая жизнь Ситы в хижине, ее исчезновение, предпринятый им поиск, так же как и действительное присутствие Парвати в облике Ситы, - все было в равной степени нереальным. Сейчас вы понимаете, с какой точки зрения рассматривается пропажа фотографии?

        У. Я не могу сказать, что мне все ясно. Мир, который видится, чувствуется и ощущается нами столь разнообразными путями, есть нечто подобное сну, иллюзия?
        М. Если вы ищете Истину и только Истину, то для вас нет иной альтернативы, кроме принятия мира как нереального.

        У. Почему?
        М. По той простой причине, что если вы не откажетесь от идеи реальности мира, то ваш ум всегда будет действовать согласно ей. Если вы принимаете кажимость за реальность, то никогда не познаете Саму Реальность, хотя именно Реальность есть то, что единственно существует. Этот момент иллюстрируется аналогией со „змеей в веревке”. До тех пор, пока вы видите змею, вы не сможете увидеть веревку как таковую. Несуществующая змея реальна для вас, в то время как реальная веревка кажется абсолютно несуществующей.

        У. Легко только предположить, что мир не является окончательной реальностью, но трудно иметь твердое убеждение в том, что он на самом деле нереален.
        М. Точно так же и ваш мир сновидений реален, пока вы дремлете. В продолжение сновидения все, что вы видите, чувствуете и переживаете в нем, является реальным.

        У. Мир, таким образом, ничем не лучше, чем сновидения?
        М. В чем ошибка вашего чувства реальности в процессе сновидений? Вы можете видеть во сне совершенно невозможное, например дружескую встречу с умершим человеком. Как раз в этот момент вы можете усомниться в сновидении, сказав себе: “Разве он не умер?”, но почему-то ваш ум примиряется со сновидением, и умерший человек кажется во сне живым. Другими словами, само сновидение как сновидение не позволяет вам усомниться в его реальности. Точно так же вы не сомневаетесь в реальности мира вашего бодрствующего переживания, ибо как может ум, который сам создал этот мир, считать его нереальным? Именно с этой точки зрения можно отождествить мир бодрственного опыта и мир сновидения, поскольку оба являются лишь творениями ума, и до тех пор, пока ум погружен в одно из этих двух состояний, он не способен отказаться от реальности мира сновидений в процессе сна и бодрствующего мира в период бодрствования. Если, наоборот, вы полностью удалите свой ум от мира, повернете его вовнутрь и будете пребывать в этом состоянии, то есть если вы всегда пробуждены и открыты для Самости, являющейся Субстратом всех переживаний, то обнаружите мир, который вы сейчас единственно сознаете, таким же нереальным, как и мир, в котором жили в своем сновидении.

        У. Я уже говорил раньше, что мы видим, чувствуем и ощущаем мир различными путями. Эти ощущения являются реакциями на объекты видения, чувствования и т. п., а не продуктами ума, как в сновидениях, которые различаются не только у разных людей, но и у одной и той же личности. Разве этого соображения не достаточно для доказательства объективной реальности мира бодрствования?
        М. Но ведь весь разговор о несообразностях мира сновидений возникает только сейчас, когда вы бодрствуете, а пока вы дремали, сновидение было совершенно единым целым, то есть если вы чувствовали во сне жажду, то иллюзорное питье иллюзорной воды утоляло вашу иллюзорную жажду. И все это было реальным и не иллюзорным для вас, пока вы не знали, что само сновидение было иллюзией. Таков и мир бодрствования, где ощущения, которые вы сейчас испытываете, согласуются между собой, чтобы дать вам впечатление реальности мира.
        Если, наоборот, мир является само-существующей реальностью (тем, что вы, очевидно, понимаете под его объективностью), то что препятствует миру открыться вам в глубоком сне без сновидений? Вы же не отрицаете своего существования в глубоком сне.

        У. Я никак не могу отрицать существования мира во время моего глубокого сна. Он существует все это время. Если в течение глубокого сна я не видел мира, то другие, кто не спал, видели его.
        М. Надо ли призывать других в свидетели, чтобы самому себе доказать свое существование во время глубокого сна? Почему вы ищете их свидетельства именно сейчас? Они, „другие”, могут рассказать вам о своем видении мира в течение вашего глубокого сна, только когда вы бодрствуете. Их рассказ не имеет ничего общего с вашим собственным существованием, ведь при пробуждении вы говорите, что крепко спали, причем до такой степени, что точно знаете — были в глубочайшем сне, когда о существовании мира у вас не было ни малейшего понятия. Даже сейчас, при бодрствовании, разве это мир говорит: “Я реален”, или это ваши слова?

        У. Конечно, я говорю это, но я говорю это о мире.
        М. Хорошо, но в таком случае этот мир, по вашим словам, - реальный, действительно смеется над вами за попытку доказать его реальность, когда вы сами не знаете своей собственной Реальности. Вы хотите так или иначе защитить представление о реальности мира. Но что является стандартом Реальности? Единственная Реальность - это то, что существует само по себе, открывается само собой и является вечным и неизменным.
        Разве мир существует сам по себе? Когда его видели без помощи ума? В глубоком сне нет ни ума, ни мира, а при бодрствовании есть ум и есть мир. Что означает это неизменное сочетание отрицаний и утверждений? Вы знакомы с принципами индуктивной логики15, которая является фундаментом научного исследования, так почему же вы не решаете вопрос о реальности мира в свете этих общепринятых принципов логики?
        О себе вы можете сказать: “Я существую”, так как это существование есть не просто существование, а Существование, которое вы сознаете. Действительно, оно есть Существование, тождественное Сознанию.

        У. Мир может не осознавать себя, однако он существует.
        М. Но Сознание - это всегда Само-сознание. Если вы осознаете что-либо, то вы, по существу, осознаете себя. Не сознающее себя существование есть противоречие в терминах, ибо тогда вообще нет реального существования. Это только формальное существование атрибута, тогда как истинное Существование, Сат, не есть атрибут, а суть сама Субстанция. ОНО есть васту. Реальность, следовательно, известна как Сат-Чит, Бытие-Сознание, и никогда как только одно за исключением другого. Мир не существует сам по себе и не сознает своего существования. Как же вы можете говорить, что мир является реальным?
        А какова природа этого мира? Она есть вечное изменение, непрерывное, бесконечное течение. Зависимый, несамосознающий, вечно изменяющийся мир не может быть реальным.

        У. Не только западная эмпирическая наука* рассматривает мир реальным, но и Веды дают тщательно разработанное космологическое описание мира и его происхождения. Разве они поступили бы так, если бы мир был нереален?
        М. Основная цель Вед — дать вам знание природы неразрушимого Атмана и авторитетно провозгласить “ТО ТЫ еси”.

        У. Я согласен. Но почему они дают столь пространные космологические описания, если не считают мир реальным?
        М. Примените на практике то, с чем вы согласны в теории, и оставьте остальное. Шастры должны руководить всеми искателями Истины, а у каждого из них свой склад ума. Поэтому то, с чем вы не можете согласиться, рассматривайте только как артха-ваду, или дополнительный аргумент.


 

        4. Сердце есть самость. (The Heart is the Self).

        У. Шри Бхагаван говорит, что Сердце является местопребыванием Сознания и что оно тождественно Самости. Что же именно значит Сердце?
        М. Вопрос о Сердце возникает, потому что вы ищете Источник сознания. Для всех глубоко мыслящих умов исследование „Я” и его природы имеет неотразимое очарование. Называйте это любым именем — Бог, Самость, Истинное Я, Сердце или Источник Сознания — это все одно и то же. Главное, что должно быть схвачено здесь, это что СЕРДЦЕ означает само Ядро, Сердцевину бытия, Центр, без которого нет ничего.

        У. Но Шри Бхагаван точно определил особое место для Сердца внутри физического тела, а именно что оно находится в грудной клетке, двумя пальцами правее средней линии груди.
        М. Да, согласно свидетельству Мудрецов, это есть Центр духовного опыта. Духовный Сердечный центр совершенно отличен от физического мускульного органа, перегоняющего кровь и известного под таким же названием. Он не является органом тела. Все, что вы можете сказать о Сердце, это что оно есть подлинное ядро вашего бытия, которому вы на самом деле идентичны (что буквально и передается санскритским термином, бодрствуете ли вы, глубоко спите или видите сны, заняты ли работой или погружены в самадхи.

        У. В этом случае как же оно может быть локализовано в какой-либо части тела? Установление места для сердца будет подразумевать установление физиологических ограничений на то, лежащее за пределами пространства и времени.
        М. Совершенно верно. Однако человек, спрашивающий о положении сердца, рассматривает себя существующим с телом или в теле. Задавая сейчас вопрос, не хотите ли вы сказать, что только ваше тело здесь, а вы сами говорите из другого места? Нет, вы принимаете свое физическое существование, и с этой точки зрения допустимы любые ссылки на физическое тело.
        По правде говоря, чистое Сознание неделимо, оно не имеет частей, форм и состояний, понятий „внутри” и „снаружи”. Для него не существует „левого” и „правого”. Чистое Сознание, которое и есть Сердце, обнимает все, ибо нет ничего вне или отдельно от него. Такова конечная Истина.
        С этой абсолютной точки зрения Сердце, Самость или Сознание не может иметь определенного особого места в физическом теле. На каком основании? Тело само является просто проекцией ума, а ум — это не что иное, как слабое отражение лучезарного Сердца. Как может то, включающее все, само быть ограничено крохотным участком внутри физического тела, являющегося только бесконечно малым, феноменальным проявлением единственной Реальности?
        Но люди не понимают этого. Они не могут удержаться от мышления в терминах физического тела и мира. Например, вы говорите: “Я пришел в этот ашрам из моей страны, лежащей далеко за Гималаями”. Но это ведь не отвечает истине. Разве существует „прибытие”, или „ходьба”, или какое-нибудь движение для единственного, всепроникающего Духа, которым вы в действительности являетесь? Вы пребываете там, где были всегда. Это только ваше тело двигалось или перевозилось с места на место, до тех пор, пока оно не достигло этого ашрама. Эта истина проста, но для человека, рассматривающего себя субъектом, живущим в мире объектов, она кажется какой-то фантастикой!
        Именно снисходя до уровня обыденного понимания для Сердца определено некоторое место в физическом теле.

        У. Как же тогда мне следует понимать утверждение Шри Бхагавана, что Сердечный центр переживается в определенном месте грудной клетки?
        М. Раз вы согласны с тем, что с истинной и абсолютной точки зрения Сердце как чистое Сознание лежит за пределами пространства и времени, то все остальное вы легко поймете в его правильной перспективе.

        У. Ответ основан на том, что я поставил вопрос о положении Сердца. Я же сейчас спрашиваю об опытном переживании Шри Бхагавана.
        М. Чистое Сознание, полностью не связанное с физическим телом и превосходящее ум, является делом непосредственного переживания. Мудрецы знают свою бестелесность, вечное Существование точно так же, как мирянин знает свое телесное существование. Но опыт Сознания может иметь место как с осознанием тела, так и без него. В бестелесном переживании чистого Сознания Мудрец находится за пределами времени и пространства, и тогда вопрос о положении Сердца вообще не возникает.
        Поскольку, однако, физическое тело не может существовать (в жизни) отдельно от Сознания, то телесное осознание должно поддерживаться чистым Сознанием. Первое по своей природе ограниченно, и никогда не может быть одинакового протяжения во времени или пространстве с последним, которое вечно и бесконечно. Телесное сознание — это просто подобное монаде, миниатюрное отражение чистого Сознания, с которым Мудрец осознал свое тождество. Для него, следовательно, телесное сознание — лишь отраженный луч самолучезарного, бесконечного Сознания, которое есть он сам. Только в этом смысле можно говорить о том, что Мудрец осознает свое телесное существование.
        Так как в течение бестелесного переживания Сердца как чистого Сознания Мудрец совсем не осознает тела, то абсолютное переживание локализуется им в пределах физического тела чем-то вроде чувства воспоминания, сформированного в то время, когда он уже осознает тело.

        У. Для людей, подобных мне, не имеющих ни прямого переживания Сердца, ни следующего из него воспоминания, достаточно трудно понять этот вопрос. О самом положении Сердца нам, возможно, остается только строить догадки.
        М. Если определение положения Сердца должно зависеть от предположений, пусть даже и для мирянина, то вопрос, безусловно, не стоит серьезного обсуждения. Но оно не зависит от ваших догадок, а определяется безошибочной интуицией.

        У. У кого же имеется эта интуиция?
        М. У каждого в отдельности и у всех.


        5. Место расположения сердца. (The Place of the Heart).

        У. Не даст ли мне Шри Бхагаван взаймы интуитивное знание Сердца?
        М. Нет, не Сердца, но положения Сердца относительно вашей индивидуальности.

        У. Шри Бхагаван хочет сказать, что я интуитивно знаю, где находится Сердце в физическом теле?
        М. А почему бы и нет?

        У. (Указывая на себя) Это ко мне лично относятся слова Бхагавана?
        М. Да. Это и есть интуиция! Куда вы только что указали на себя жестом? Разве вы не направили свой палец на правую сторону груди? Это как раз и есть место расположения Сердечного центра.

        У. Итак, не имея непосредственного знания о Сердечном центре, я должен зависеть от этой интуиции?
        М. А что здесь ошибочного? Когда школьник говорит: “Это я решил задачку правильно”, — или когда он предлагает вам: “Давайте я сбегаю и получу для вас книгу”, разве он указывает на голову, которая правильно решила задачу, или ноги, которые быстро понесут его доставать вам книгу?
        Нет, в обоих случаях он совершенно естественно покажет пальцем на правую сторону груди, выражая таким простым жестом ту глубокую истину, что Источник чувства „я” в нем находится здесь.
        Только безошибочная интуиция заставляет его именно таким образом указывать на себя, на Сердце, которое есть Самость. Это действие является полностью бессознательным и всеобщим, оно одинаково для каждого человека.
        Какое еще более сильное, чем это, доказательство местонахождения Сердечного центра в физическом теле вам требуется?

        У. Но один святой сказал, что он испытал духовное переживание в центре между бровями. Так ли это?
        М. Как я говорил вам ранее, Осуществление, превосходящее пространственно-временные отношения, является окончательным и совершенным. Когда оно достигнуто, то не имеет значения, где ощущалось духовное переживание.

        У. Но я спрашивал о том, какая из двух точек зрения на расположение центра духовного опыта правильней: место между бровями или же Сердце?
        М. Для практики вы можете концентрироваться на точке между бровями. Эта концентрация затем становится бхаваной, или образным созерцанием ума, тогда как высочайшее состояние анубхавы, или Осуществления, с которым вы становитесь абсолютно тождественным и в котором ваша индивидуальность полностью растворяется, превосходит ум. Значит, здесь не может быть центра переживания, рассматриваемого вами как объект, отдельного и отделенного от вас, субъекта.

        У. Я хотел бы поставить свой вопрос несколько иначе. Можно ли сказать, что точка между бровями является местом пребывания Самости, или Истинного Я?
        М. Вы соглашаетесь, что Самость есть окончательный Источник сознания и что ОНА равно существует во всех трех состояниях ума. Но мы видим, что происходит, когда в медитации человека одолевает сон. Первым признаком сна является наклон головы, чего никогда не случилось бы при расположении Самости между бровями или в каком-либо другом месте головы.
        Если во время глубокого сна переживание Самости не ощущается в пространстве между бровями, то об этом центре нельзя говорить как о ЕЁ местопребывании, не делая абсурдного предположения, что Самость часто меняет Свое Собственное место.
        Фактически садхак может испытывать переживание в любом центре, или чакре, на которой он концентрирует ум. Но по названной причине именно это особенное место его опыта не становится ipso facto местопребыванием Самости.
        Существует интересная история о Камале, сыне Мудреца Кабира, которая служит иллюстрацией того, что голова (и a fortiori точка между бровями) не может рассматриваться местопребыванием Самости. Кабир был глубоко предан Шри Раме и никогда не забывал кормить тех, кто возносил свои молитвы его Господу. Случилось однажды так, что у него не оказалось на завтра достаточного количества пищи для преданных поклонников. Поэтому он вместе с сыном отравился ночью добывать требуемую провизию.
        История повествует далее что после того как отец с сыном вынесли продовольствие из купеческого дома через проделанную ими дыру в стене, сын вернулся, чтобы разбудить хозяев и оповестить их, что дом ограблен. Встревожив спящих, Камаль попытался убежать от них через эту дыру, но голова прошла, а тело застряло. Чтобы не быть опознанным и не оставить без пищи преданных, он позвал отца и попросил отрубить ему голову. Сделав это, Кабир беспрепятственно скрылся с похищенной провизией и головой сына, а на следующий день как ни в чем ни бывало устроил пир для бхактов: “Если такова Воля Рамы и мой сын должен был умереть, то пусть она исполнится!” Вечером Кабир с гостями, как обычно, принял участие в городской процессии с пением песен преданности - бхаджаной.
        Тем временем ограбленный домохозяин написал жалобу и отослал ее царю вместе с обезглавленным телом Камаля, опознать которое не смог. Царь приказал привязать тело на видном месте главной улицы так, чтобы любой заявивший на него право или унесший (а труп нельзя было оставлять без последних ритуалов, выполняемых родственниками) мог быть допрошен или арестован полицией, тайно расставленной для этой цели.
        Кабир и его гости в полном разгаре бхаджаны шли главной улицей, когда, к удивлению всех, обезглавленное тело Камаля, считавшееся мертвым, начало размахивать руками в такт мелодии, исполняемой компанией бхаджаны.
        Эта история опровергает предположение, что голова или место между бровями является местопребыванием Самости. Можно также заметить, что когда на поле боя голова солдата в сражении отсекается от тела неожиданным и мощным ударом меча, то тело продолжает бежать или двигать членами, как бы пародируя бой, прежде чем окончательно рухнет замертво.

        У. Но ведь Камаль умер гораздо раньше?
        М. То, что вы называете смертью, на самом деле не явилось каким-то необычайным переживанием для Камаля. Вот что случилось с ним, когда он был еще моложе.
        Мальчиком Камаль имел приятеля-сверстника, с которым играл в шарики и другие игры. Они соблюдали между собой общее правило: если кто-нибудь оставался должен другому за игру или две, то обязан был расплатиться на следующий день. Однажды вечером мальчики играли в счет Камаля. На следующий день Камаль, желая получить от приятеля долг, отправился к нему домой, где увидел лежащее на веранде тело друга и плачущих родственников. “В чем дело? — спросил их Камаль. — Он играл со мной вчера и остался должен за одну игру”. Родственники, рыдая, сказали, что мальчик умер. “Нет, — заявил Камаль, — он не умер, а только притворяется мертвым, чтобы уклониться от возврата долга”. Родственники предлагали Камалю самому убедиться, что мальчик действительно мертв, что тело его холодное и окоченевшее. “Но все это просто притворство, я знаю; что из того, что тело стало холодным и окоченело? Я тоже могу стать точно таким” Сказав это, Камаль упал и в мгновение ока умер.
        Несчастные родственники, раньше рыдавшие из-за смерти своего мальчика, пришли в ужас и начали так же оплакивать и смерть Камаля. Тогда Камаль повернулся на спину, объявив: “Вы видели? Я был, как вы говорили, мертв, но встал снова, живой и невредимый. Вот так и он хочет надуть меня, но ему не удастся обмануть меня своим притворством”.
        В финале этой истории присущая Камалю духовная сила вернула жизнь мертвому мальчику, и Камаль получил свой долг за игру. Мораль здесь такова, что смерть тела не означает угасания Самости. ЕЁ отношение к телу не ограничено рождением и смертью, а ЕЁ местоположение в физическом теле не ограничено переживанием, воспринимаемым в каком-то особенном месте, например между бровями, вызванным практикой дхьяны, выполняемой на этом центре. Высочайшее Состояние Само-осознания присутствует всегда, ОНО превосходит три состояния ума так же, как жизнь и смерть.

        У. Так как Шри Бхагаван говорит, что Самость может функционировать в любых центрах, или чакрах, в то время как ЕЁ местопребыванием является Сердце, то возможно ли, чтобы благодаря интенсивной практике концентрации, или дхьяны, на точке между бровями этот центр сам стал местопребыванием Самости?
        М. Пока речь идет просто о стадии практики концентрации путем фиксации места контроля вашего внимания, любые обсуждения, касающиеся местопребывания Самости, будут просто теоретизацией. Вы рассматриваете себя субъектом, видящим, и место, на котором вы фиксируете свое внимание, становится объектом видения. Это есть просто бхавана. Когда же, наоборот, вы видите Самого Видящего, то погружаетесь в Самость, становитесь единым с ней. Это и есть Сердце.

        У. В таком случае рекомендуется ли практика концентрации между бровями?
        М. Конечным результатом практики любой разновидности дхьяны является то, что объект, на котором садхак останавливает свой ум, перестает существовать как особенный и отдельный от субъекта. Они (субъект и объект) становятся одной Самостью, и это есть Сердце.
        Практика концентрации внимания на центре между бровями является одним из методов садханы, посредством которого мысли в данный момент эффективно контролируются, ибо они являются направленной вовне деятельностью ума, и мысль прежде всего следует за „взглядом” — физическим или мысленным.
        Следует, однако, отметить, что эта садхана с остановкой внимания на точке между бровями должна сопровождаться джапой, потому что следующим по важности после физического глаза является физическое ухо — и тот и другой органы предназначены для сдерживания и отвлечения ума. Следующим по важности за глазом ума (то есть за мысленной визуализацией объекта) является ухо ума (то есть мысленная артикуляция речи), оба — для контроля и, посредством этого, усиления ума или для отвлечения и, таким образом, ослабления его.
        Следовательно, когда умственный глаз установлен на центре (например, между бровями), вам следует также практиковать мысленную артикуляцию нама (Имени) или мантры (священного Слога или Слогов), так как иначе вы вскоре утратите удержание объекта концентрации.
        Описанная выше садхана ведет к отождествлению Имени, Слова или Самости — как бы вы ни называли это - с Центром, выбранным для целей дхьяны. Чистое Сознание, Самость, Истинное Я, или Сердце, есть окончательное Осуществление.

        У. Почему Шри Бхагаван не предписывает практику концентрации на некотором определенном центре, или чакре?
        М. Йога-шастры говорят, что сахасрара является местопребыванием Самости. Пуруша-Сукта заявляет, что Сердце есть ЕЁ местообитание. Чтобы дать возможность садхаку избежать возможных сомнений, я предписываю ему взяться за „нить”, или ключ, чувства „я”, или „я есмь”, и следовать за ней до его Источника. Это делается потому, что никто не питает сомнений относительно своего чувства „я”, а также потому, что конечной целью любой садханы является осуществление Источника „я есмь”-ности — исходного факта вашего переживания.
        Поэтому если вы будете практиковать Атма-вичару, то достигнете Сердца, которое есть Самость.


 

        6. Ахам и ахам-вритти. (Aham and Aham-Vritti).

        У. Каким образом исследование, начатое эго, может обнаружить его собственную нереальность?
        М. Вы выходите за пределы феноменального существования эго, когда погружаетесь в Источник, из которого поднимается ахам-вритти, чувство „я есмь”, или „я есмь”-ность.

        У. Но не является ли ахам-вритти только одной из трех форм, в которых эго проявляет себя? Йога-Васиштха и другие древние тексты описывают эго как имеющее тройственную форму.
        М. Да, эго описывается как имеющее три тела — грубое, тонкое и причинное, — но это делается только для аналитического объяснения. Если бы метод исследования зависел от формы эго, то вы нигде не смогли бы его применить, так как эго может принимать легион форм. Поэтому для целей джняна-вичары вы должны исходить из того, что эго имеет только одну форму, а именно — ахам-вритти.

        У. Но этот метод может оказаться все-таки недостаточным для осуществления джняны.
        М. Само-исследование слежением за путеводной нитью ахам-вритти как раз напоминает выслеживание собакой своего хозяина по его запаху. Хозяин может находиться далеко, в неизвестном месте, но это вовсе не мешает собаке выслеживать его. Хозяйский запах является безошибочным ключом для животного, и ничего, кроме этого, например одежда, телосложение, рост и т. п., не имеет значения. Этого запаха собака держится, не отвлекаясь, в течение всего поиска и в конце концов достигает цели.
        Подобным образом в вашем поиске Самости единственно надежной нитью является ахам-вритти, „я есмь”-ность, которая суть исходный факт вашего переживания. Ничто иное не может вести вас непосредственно к Само-осуществлению.

        У. Но мне все еще неясно, почему поиск Источника ахам-вритти как выделенного среди других мыслей — вритти должен рассматриваться прямым средством Само-осуществления.
        М. Слово „Ахам” само по себе наводит на размышления. Две буквы этого слова, а именно (А) и (ХА) являются соответственно первой и последней буквами санскритского алфавита. Содержание, выражаемое этим словом, таково, что оно заключает в себе все. Каким образом? Потому что Ахам означает само существование.
        Хотя чувство „я семь”, или „я есмь”-ность обычно известно как ахам-вритти, на самом деле оно не является вритти, подобным другим вритти ума. Будучи не похожей на другие вритти, которые не имеют существенных взаимоотношений, ахам-вритти одинаково и по существу связана с абсолютно каждой вритти ума. Без ахам-вритти не может быть никакой другой вритти, но ахам-вритти может жить сама по себе, независимо от других вритти ума. Следовательно, ахам-вритти коренным образом отличается от остальных вритти.
        Поэтому поиск Источника ахам-вритти есть не просто поиск основы одной из форм эго, но самого сущностного Источника, из которого возникает „я есмь”-ность. Другими словами, поиск и осознание Источника эго в форме ахам-вритти необходимо подразумевает в себе выход за пределы эго в каждой из его возможных форм.

        У. Признавая, что ахам-вритти по сути охватывает все формы эго, почему все же следует выбрать именно эту вритти как средство Само-исследования?
        М. Потому что именно чувство „я семь” является единственной неразложимой данностью вашего переживания, а розыск его Источника — это единственно осуществимый курс к вашему Само-осуществлению. Говорят, что эго имеет причинное тело, по как вы можете сделать именно его целью исследования? Ведь когда эго принимает эту форму, вы погружены в темноту глубокого сна.

        У. Но разве эго в его тонкой и причинной формах не является неуловимым даже при энергичном поиске Источника ахам-вритти, проводимом в бодрственном состоянии ума?
        М. Нет. Поиск Источника ахам-вритти касается самого существования эго. Поэтому тонкость форм эго не является существенным обстоятельством.

        У. Каким образом исследование, касающееся эго в форме ахам-вритти, может быть полезным, когда единственной целью является осуществление ничем не обусловленного, чистого Бытия Самости, которое никоим образом не зависит от эго?
        М. С функциональной точки зрения форма, активность или как бы вы еще не назвали его (оно невещественно, поскольку быстро исчезает), эго имеет одну-единственную характерную особенность. Эго функционирует как узел между Самостью, которая есть чистое Сознание, и физическим телом, инертным и бесчувственным. Поэтому эго и названо чит-джада-грантхи. В своем выслеживании Источника ахам-вритти вы используете Чит, Сознание, являющееся неотъемлемым аспектом эго, и поэтому исследование должно вести к осуществлению чистого Сознания Самости.

        У. Какова связь между чистым Сознанием, осуществленным джняни, н „я есмь”-ностью, которая признается исходным фактом жизненного опыта?
        М. Неразличенное Сознание чистого Бытия есть Сердце, или Хридаям, которым вы в действительности являетесь, что означает и само слово (Хрит + + Аям = Сердце есмь Я). Из Сердца возникает „Я есмь”-ность как первичная данность чьего-либо переживания, которая сама по себе есть чистота, или шуддха-саттва, по характеру. Именно в этой шуддха-саттва сварупе (то есть в форме, не загрязненной раджасом и тамасом) это „я” появляется, чтобы жить в джняни...

        У. В джняни эго существует в саттвической форме и, следовательно, оно появляется как нечто реальное. Я прав?
        М. Нет. Существование эго в любой форме, будь то в джняни или в аджняни, само по себе есть видимость. Но для аджняни, обманутого мыслями о реальности бодрственного состояния и мира, эго также кажется реальным. Так как он видит, что джняни действует подобно другим личностям, он вынужден относить некоторые понятия об индивидуальности также и к джняни.

        У. Как же тогда ахам-вритти действует в джняни?
        М. Она в нем не действует совсем. Мишенью (лакшья), на которой джняни фокусирует свое внимание, является само Сердце. Поэтому он един и тождествен этому однородному, чистому Сознанию, относимому в Упанишадах к ПРАДЖНЯНЕ. Праджняна есть воистину Брахман, Абсолют, и не существует Брахмана иного, нежели Праджняна.

        У. Каким образом тогда неведение этой единой и единственной Реальности возникает, к несчастью, в случае аджняни?
        М. Аджняни видит только ум, который есть простое отражение Света Чистого Сознания, возникающего в Сердце. О Сердце как таковом он находится в неведении. Почему? Потому что его ум направлен наружу и никогда не искал своего Источника.

        У. Что препятствует безграничному, неразличенному Свету Сознания, поднимающемуся из Сердца, самому открыться для аджняни?
        М. Как вода в горшке отражает громаду солнца внутри узких пределов горшка, так и васаны, или скрытые тенденции ума личности, действуя как средство отражения, ловят всепроникающий, безграничный Свет Сознания, идущий из Сердца, и преподносят в форме отражения феномен, называемый умом. Наблюдая только это отражение, аджняни вводится в заблуждение верой, что он есть конечное существо, джива.
        Если ум обращается вовнутрь путем поиска Источника ахам-вритти, то васаны угасают и в отсутствие средства отражения феномен отражения — ум — также исчезает, поглощенный Светом этой Единой Реальности, Сердца.
        Это итог и сущность всего, что стремящемуся к Истине необходимо знать. Категорическое требование к нему — вести ревностный и однонаправленный поиск Источника ахам-вритти.

        У. Однако любые усилия, которые он может предпринять, ограничены бодрственным состоянием ума. Как такой поиск, проводимый только в одном из трех состояний ума, может разрушить сам ум?
        М. Поиск Источника ахам-вритти, несомненно, начинается садхаком в бодрственном состоянии ума. Нельзя сказать, что в нем ум уже разрушен, но сам процесс Само-исследования обнаружит, что чередование или превращение трех состояний ума, так же как и сами три состояния, принадлежат миру феноменов, который не может задеть его интенсивного внутреннего поиска.
        Само-исследование реально возможно только посредством интенсивного обращения ума вовнутрь. То, что окончательно осознается результатом такого поиска Источника ахам-вритти, есть поистине Сердце как неразличённый Свет чистого Сознания, в котором отраженный свет ума полностью поглощен.

        У. В таком случае для джняни уже не существует различий между этими тремя состояниями ума?
        М. Какие могут быть отличия, когда сам ум растворен и утрачен в Свете Сознания?
        Для джняни все три состояния равно нереальны. Но аджняни не способен постигнуть это, поскольку для него мерой реальности является бодрственное состояние, тогда как для джняни мерой Реальности является Сама Реальность. Эта Реальность чистого Сознания является по Своей природе вечной и поэтому существует одинаково в течение того, что вы называете бодрствованием, сном со сновидениями и глубоким сном. Для того, кто един с этой Реальностью, не существует ни ума, ни его трех состояний, а следовательно, нет и обращения ума вовнутрь или наружу.
        Бодрственное Состояние принадлежит ему всегда, ибо он Пробужден для вечной Самости. Он всегда пребывает в Состоянии сна со сновидениями, поскольку мир для него есть просто очередное сновидение. Он всегда пребывает в Состоянии глубокого сна, ибо все время не имеет сознания „тело есть Я”.

        У. Должен ли я рассматривать Шри Бхагавана как говорящего со мной в бодрственно-дремотно-спящем состоянии?
        М. Поскольку ваше сознательное переживание сейчас ограничено продолжительностью направленности ума вовне, вы называете настоящий момент бодрственным состоянием, тогда как все это время ваш ум спит относительно Самости, а потому вы сейчас на самом деле крепко спите.

        У. Для меня глубокий сон есть просто пустота.
        М. Это потому, что ваше бодрственное состояние есть простое вскипание беспокойного ума.

        У. Под пустотой глубокого сна я понимаю трудность осознания в нем чего-либо, то есть он для меня идентичен несуществованию.
        М. Но ведь вы существовали во время глубокого сна.

        У. Если я и существовал, то не осознавал этого.
        М. Не хотите ли вы сказать со всей серьезностью, что прекратили существовать в течение глубокого сна! (Смеется). Если вы отправились спать как мистер Икс, то не поднялись ли после него как мистер Игрек?

        У. Я узнаю свою личность, может быть, за счет действия памяти.
        М. Допустим, но возможно ли это без непрерывности осознания?

        У. Но я не отдаю себе отчета в этом осознании.
        М. Нет, вы ошибаетесь. Кто говорит, что вы ничего не осознаёте в глубоком сне? Говорит ваш ум. Но ведь в глубоком сне ума не было? Какую же ценность имеет устное показание ума о вашем существовании или переживании в глубоком сне? Привлечение показаний ума для опровержения вашего существования или осознания в глубоком сне в точности напоминает вызов вашего сына в свидетели с целью опровергнуть факт вашего рождения!
        Вы помните, я говорил вам ранее, что существование и осознание не являются двумя разными вещами, но суть одно и то же? Если по какой-либо причине вы почувствуете необходимость допустить факт своего существования в глубоком сне, будьте уверены, что вы также и сознавали это существование.
        Что вы действительно не осознаёте в глубоком сне, так это существование своего тела. Вы смешиваете это осознание тела с истинным Осознанием Самости, которая вечна. Праджняна, являющаяся Источником чувства „я есмь”, всегда живет, не затрагиваемая тремя скоропреходящими состояниями ума, давая вам, таким образом, возможность сохранять свое тождество неповрежденным.
        Праджняна к тому же лежит за пределами трех состояний, поскольку она может жить без них и несмотря на них.
        Это есть та Реальность, которую вам следует искать в течение так называемого бодрственного состояния прослеживанием ахам-вритти до ее Источника. Интенсивная практика в этом исследовании обнаружит, что ум и три его состояния нереальны и что вы являетесь вечным, безграничным Сознанием чистого Бытия, Самостью, Истинным Я, или Сердцем.



        ПРИЛОЖЕНИЕ (APPENDIX).

        БХАГАВАН ШРИ РАМАНА МАХАРИШИ
        Шри Свами Сиддхешварананда
        (Шри Свами Сиддхешварананда был знатоком Веданты, видным деятелем Миссии Шри Рамакришны, руководителем отделения Миссии в Париже.
        Будучи в Индии, он часто посещал Ашрам и являлся ревностным почитателем Бхагавана Шри Раманы Махариши, которому поклонялся как живому Воплощению Истины, единому со Вселенной в целом, как Самости Всего).
        Шри Рамана Махариши развил систему мысли и философии жизни, которая воплощает сущность ведантических учений. В Индии философия жизни может не иметь абсолютно никакого влияния на людей, если она не отражается в практике жизни того, кто ей учит. Именно жизнь человека и его „осуществления” дают возможность для построения философской системы, приносящей понимание и открывающей Горизонт, который действует на общество в целом и совершенствует отношения между людьми.
        Когда мудрецы древней Индии достигли конечных истин, выраженных ими в Ведических Гимнам и учениях Упанишад, то на них стали смотреть как на соль земли, ибо они стали маяками, направляющими колеблющееся человечество на его путях. Истина, обнаруженная этими Великими, скрыта в их душе, и то, чему они учат человека, есть только средство проникновения в себя с целью вынести на свет тайное сокровище, которым обладают все. Это право каждого — провести свою собственную интроспекцию, дарующую достоинство человеческому усилию, ибо все мы являемся законными наследниками Истины.
        Упанишады в этих терминах и адресуют себя всем искателям Истины: “О Вы, наследники бессмертного Блаженства!” Разве может существовать нечто более ободряющее, чем эти слова надежды? Не в первородном грехе человек находит основание своего существования, оно — в золотом пламени света Атмана.

        Непосредственное переживание Самопознания называется апарокшанубхути. Оно отличается от всевозможных знаний, полученных интеллектуальным усилием, которое всегда подразумевает связь между субъектом и объектом, и, следовательно, ограничено пространством и временем и не имеет какой-либо трансцендентальной ценности. Человека, получившего это прямое переживание Самости, считают Освобожденным еще при жизни и называют дживанмукта. Наличие таких людей, являющихся живыми воплощениями Истины, делает Истину доказуемой. Ведантическое Осуществление этих великих людей в действительности дает возможность практического применения, ибо их Осуществления поднимают уровень человеческого сознания.
        Это именно тот аспект Веданты, который привлек к своим положениям внимание ученых. Ведантическое исследование идет гораздо глубже, чем любой объективный анализ вопроса, оно касается фундаментальной основы восприятия и как таковое дает нам резюме Истины лучше, чем какая-либо другая, ограниченная точка зрения. Интерес, который Запад питает к жизни и учению Шри Раманы Махарши, доказывает всеобщую привлекательность Веданты, которую можно видеть воплощенной в Мудреце из Тируваннамалая.

        В статье по индийской йоге М. Лякомб из Парижского университета написал о Махарши:
        “Его личность распространяла силу, содержащую интеллект и власть Самости... Горящий взгляд, сильный и твердый без жесткости, олимпийская мягкость жеста, стройность и изящество неподвижного тела — он рассматривался превосходными знатоками как самый подлинный йог, как достигший высочайшего Осуществления”.
        Я цитирую этот отрывок только с целью показать впечатление, произведенное посещением Махарши на того, кто высоко оценил атмосферу, окружающую Мудреца.
        Однако европейцу, воспитанному на теологии и западной философии, очень трудно найти точки соприкосновения с концепцией жизни Махарши.
        Я должен почтительно заметить ученому профессору, что Махарши в гораздо большей степени таттва-джняни, чем йог, так как Его концепция жизни обнимает всю жизнь, которая для индийца включает три состояния: джаграт, свапна и сушупти. Йогическим является переживание „Я” как космического отождествления, которое принимает бодрственное состояние джаграт как неотъемлемую сферу переживания. Если искать примеры этого космического и всеобщего опыта „Я”, как М. Лякомб называет его, то в Индии нет недостатка в мистиках, достигших достаточного осуществления в переживании такого рода.
        Махарши, однако, является главным образом таттва-джняни, и сфера Его поиска и опыта значительно шире, чем у мистика, так как Мудрец выходит за пределы всех трех состояний.
        Махарши использует терминологию, санкционированную традицией и всегда употреблявшуюся Мудрецами Индии со времени Упанишад.
        Учение Махарши полностью согласуется с философскими и духовными Писаниями древней Индии и берет начало непосредственно от великих Мудрецов прошлого.

        Всякий, кто имел счастье увидеть и наблюдать Махарши, очень хорошо знает, что Он не является ни „экстравертом”, ни „интровертом”25. Он — самый нормальный человек, которого только можно найти. Он является, в сущности, стхита-праджня — человеком, твердо установившимся в Истине. Я видел Его, казалось, ушедшим в Себя, когда каждый присутствующий полагал, что Он был погружен в Свою Собственную Самость, но в этот момент кто-то в конце Холла26 ошибся в рецитации27 некоторых тамильских стихов, и Махарши открыл глаза, исправил ошибку, а затем, снова закрыв их, возвратился в Свое первоначальное состояние. Нельзя сказать, что внешний мир не интересует Его. Он достиг необычайной степени концентрации, и так как эта концентрация вечно опирается на врожденное состояние жизни в джняне или, как ее называют Мудрецы, сахаджа стхити, Он не является ни интровертом, ни экстравертом. просто Он есть, и своим Знанием окончательной реальности Он является единым с тем в его разнообразных проявлениях, Он един со Вселенной как целым.

        Когда я увидел его, то нашел в нем совершенный пример описания, которое Шри Шанкарачарья дает в своей “Вивекачудамани”, разъясняя в стихе 429 черты дживанмукты: “Тот, кто, погрузив ум в Брахмана, тем не менее полностью бодрствует, будучи свободным от особенностей бодрственного состояния, и чье осуществление свободно от любого желания, должен рассматриваться как человек, освобожденный еще при жизни”.
        Представление об интроверсии и экстраверсии может применяться только к тому, чья философия жизни основывается лишь на опыте бодрственного состояния.
        В „Панчадаси”, являющейся авторитетным текстом адвайты, в 13-м стихе Главы VI мы находим формулировку, особенно значимую в этом плане. Автор, Видьяранья, говорит: “Уничтожение мира и дживы не означает, что чувства перестают воспринимать мир и проявления эго, из этого должно возникать решение об их нереальной природе. Исключение составляет случай, когда люди могут находить освобождение, не предпринимая никакого личного усилия, как, например, во сне без сновидений или в обмороке (когда все восприятия полностью исчезают)”.
        Как говорит Гита, Атман, забывший Свою действительную природу, полагает, что ОН есть эго и творец всех действий, являющихся причиной любых недопониманий. Человек, подобный Махарши, то есть превзошедший эго, рассматривается Упанишадами как Самость Всего.
        Если мы хоть немного побудем рядом с Махарши, то в свете слов, высказанных Мудрецом о философских проблемах, окажемся способными лучше понять эту жизнь Освещения, которая, словно Великий Огонь, пылающий на Горе Аруначале, является настоящим Маяком для тех, кто хочет найти в современной Индии возрождающиеся результаты освященного временем учения Упанишад.



        Издание: SRI RAMANASRAMAM. Tiruvannamalai 2002.
        Редактор Свами Дхарма Махант.


        Книга достойная внимания - Рамеш Балсекар. "Знаки на Пути от Нисаргадатты Махараджа".

 
  Osho meditations, sannyas sharing

На сайте сейчас посетителей: 43. Из них гостей: 43.

Создание и поддержка портала - мастерская Фэнтези Дизайн © 2006-2011

Rambler's Top100